Православие в Казахстане. Митрополичий Округ. Официальный сайт.

«Святейший Патриарх Гермоген – мученик и патриот»

Печать PDF

Выступление митрополита Астанайского и Казахстанского Александра на XIV Филаретовских образовательных чтениях 1 декабря 2012 годаВыступление митрополита Астанайского и Казахстанского Александра на XIV Филаретовских образовательных чтениях 1 декабря 2012 года

Ваши Преосвященства!
Дорогие отцы, братья и сестры!

 

В нынешнем году мы отмечаем знаменательную и величественную дату – 400-летие прекращения на Руси Смуты XVII века. Памятуя о том, что темой очередных Филаретовских чтений избран вопрос о единстве Православной Церкви, а Церковь всегда оставалось ядром и связующим началом Русского мира, следует выразить убеждение: на протяжении всей истории России любые процессы в Церкви, в обществе и государстве находились в самом тесном единстве. Упадок духовной жизни, брожения в церковной среде неизбежно сказывались на внешнем благополучии государства Российского, служили источником деструктивных явлений, которые со временем затрагивали всех граждан. И, наоборот, возрождение государственности, оздоровление общественной жизни и даже экономический подъем имели своим источником и первопричиной религиозное возрождение, совершавшееся в душах людей. Этот тезис неоднократно звучал и был убедительно доказан в 2005 году, когда церковно-патриотическая общественность отмечала 625-летие Куликовской битвы. Звучит он и сегодня, когда в России и за ее пределами вспоминают трагические и судьбоносные перипетии начала XVII столетия.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в выступлении на XVI Всемирном Русском народном соборе отметил, что событие 400-летия выхода России из Смуты - « призвано не просто быть поводом для исторических воспоминаний и публичных дискуссий, а торжеством всероссийского масштаба, которое неизменно будет пробуждать в соотечественниках чувства гражданской ответственности и исторической памяти».

Важнейший урок Русской Смуты заключается в необходимости сохранять и крепить духовное единство народа. Четыре столетия назад этот дух единения был персонифицирован в личности Святейшего Патриарха Гермогена, со дня мученической кончины которого в нынешнем году также исполнилось четыре столетия. Его жизненному подвигу я бы хотел посвятить свой доклад. В свете его жизни, его судьбы вспомним еще раз основные вехи Смутного времени и извлечем для себя важнейшие духовные уроки единства.

Личность и поступки Святейшего Патриарха Гермогена свидетельствуют о том, что человека, непоколебимо убежденного в правоте своей религиозной миссии, сломить невозможно. Эта убежденность, соединенная с любовью к своему народу, способны изгнать всякое малодушие и естественный человеческий страх, противостоять всякому насилию.
К сожалению, из исторических источников мы знаем только вторую половину жизни Святейшего Патриарха Гермогена, и не можем рассказать о том, как происходило формирование этого удивительного характера у человека, на долю которого выпало сыграть столь значительную роль в судьбах России да и всей православной цивилизации.

Он родился около 1530 года, был крещен с именем Ермолай. По всей вероятности, был совсем не знатного происхождения. На одной из икон Вятского края сохранилась запись, что Патриарх в 1607 году благословил ей своего зятя — посадского человека Корнилия Рязанцева. В России того времени строго соблюдался обычай, который требовал, чтобы тесть и зять были равного социального положения. Возможно, священник Ермолай и сам принадлежал к «посадским людям», вероятнее всего, духовного сословия. «Посажане» представляли собой торгово-ремесленный тяглый класс, на долю которого приходилась значительная часть всех государственных налогов и повинностей. Таким образом, с юных лет Ермолай был воспитан в среде ощущавших свою самую тесную связь с государством представителей служилого класса. Порядок и благополучие на Руси напрямую отражались на благосостоянии этих многочисленных ремесленников, населявших посады крупных городов.

Учился Ермолай, по всей видимости, в одной из тех духовных школ, которые, в силу постановления Стоглавого Собора (1551 г.), находились при домах духовных лиц или при монастырях.

Первые достоверные известия о святителе Гермогене относятся ко времени его служения священником в Казани в конце 70-х годов XVI века. В 1580-х годах он служил священником при Гостинодворской церкви святителя Николая. По отзывам современников, священник Ермолай уже тогда был «муж зело премудростью украшенный, в книжном учении изящный и в чистоте жития известный». Его учителем, предположительно, был известный казанский книжник-просветитель Герман Полев.

В 1579 году совершилось явление чудотворной Казанской иконы Божией Матери. Весь народ собрался к месту обретения чудотворного образа. Высокое чувство религиозного умиления охватило собравшихся перед иконою Богородицы. Патриарх позже скажет о себе: «хотя и «каменносердечен сый, обаче прослезися и припал к чудотворней иконе и к Превечному Младенцу Спасу Христу». Ермолай первым взял образ Богоматери «с древца», отмечавшего местонахождение иконы в земле, из которой она была ископана, и торжественно перенес в храм святителя Николая, где тогда служил священником.

В 1587 году отец Ермолай принял монашество с именем Гермоген и с 1582 года служил архимандритом Спасо-Преображенского монастыря в Казани. После управления обителью, протекшего главным образом в трудах по восстановлению ее после пожара 1579 года, 13 мая 1589 года был рукоположен во епископа, а затем стал первым митрополитом Казанским и Астраханским.

Около 1594 года в Казани на месте явления Казанской иконы по его благословению был сооружён каменный храм. Именно им была составлена «Повесть и чудеса Пречистыя Богородицы, честнаго и славнаго Ея явления образа, иже в Казани». В октябре 1595 года при деятельном участии святителя совершилось обретение и открытие мощей Казанских чудотворцев: святителей Гурия, первого архиепископа Казанского и Варсонофия, епископа Тверского. Царствующий тогда в России государь Феодор Иоаннович приказал соорудить в Казанском Спасо-Преображенском монастыре новую каменную церковь на месте прежней, где были погребены святые. По благословению Святейшего Патриарха Иова и по повелению Царя, мощи новоявленных чудотворцев были поставлены в новом храме. Митрополит Гермоген сам составил жития святителей Гурия и Варсонофия, епископов Казанских.

При митрополите Гермогене в Казани и ее округе ведется активное строительство церквей и монастырей, а также предпринимаются шаги по сохранению памяти мучеников. 9 января 1592 года Преосвященный Гермоген обратился к Патриарху Иову с просьбой установить ежегодное поминание казанских христиан-мучеников за веру и русских героев, павших под Казанью в 1552 году. В ответ Святейший Патриарх прислал указ от 25 февраля, который предписывал «по всем православным воинам, убитым под Казанью и в пределах казанских, совершать по всей Казанской митрополии панихиду и субботний день после Покрова Пресвятой Богородицы и вписать их в большой синодик, читаемый в Неделю Православия».

В течение 17 лет митрополит Гермоген трудился в Казанской епархии, укрепляя позиции Православия.

7 января 1598 года скончался Царь Феодор Иоаннович. Митрополит Гермоген прибыл в Москву для участия в избрании на царство Бориса Годунова. Он участвовал в церемонии «всенародного моления» у Новодевичьего монастыря, которое упрашивало Бориса, укрывшегося за стенами обители у овдовевшей сестры-царицы, не колебаться, но принять избрание на престол.

13 апреля 1605 года царь Борис умер с тревожными думами за государство и за свою семью, а 20 июня того же года в Москву торжественно въехал Лжедмитрий I. Патриарха Иова, не принявшего Самозванца, уже через четыре дня по вступлении Лжедмитрия в Москву, свели с престола и заточили в Тверском Старицком монастыре. Патриархом был поставлен грек-критянин, Игнатий, в свое время прибывший с церковным посольством в Россию и в ней оставшийся, а позже первым из духовных лиц приветствовавший Самозванца еще во время вступления последнего в Тулу.
Митрополит Гермоген Казанский вместе с другим высшим духовенством был назначен в преобразованную по образцу польской Рады Боярскую Думу, занимая второе место после Патриарха и третье после Царя.

Свое новое положение святитель Гермоген воспринял как призвание Божие потрудиться на благо Святого Православия. В условиях начинающейся Смуты оно знаменовало начало крестного пути святителя.

Заняв столь высокое место в Думе, митрополит немедленно потребовал присоединения к Православию жены Лжедмитрия Марины Мнишек и выступил против открытия в Москве римо-католических костелов. Естественно, это вызвало гнев Самозванца, и святителя выслали обратно в Казань. Противостояние продолжилось. Лжедмитрий приказал «сан святительский с него снять и в монастырь заточить».

Отметим, что в тексте архиерейской присяги того времени содержались клятвы не допускать браков православных с римо-католиками. Поэтому святитель Гермоген не брал на себя никакой лишней ответственности, а исполнял то, что от него требовала церковная дисциплина. Патриарх Игнатий безвольно смирился перед Самозванцем: «На твоей воли буди, государь». Зиждущееся на шатком основании царство Лжедмитрия вскоре пало, и 1 июня 1606 г. поспешно избранный группой бояр Иван Васильевич Шуйский Новгородским митрополитом Исидором был венчан на царство.

Игнатия низложили. Митрополит Гермоген опять был вызван в Москву на собор российских епископов. Авторитет его в то время был уже непререкаем. 3 июля 1606 года Собор возвел митрополита Гермогена в сан Всероссийского Патриарха.

Казалось, что в России появились законная царская и духовная власть. Но джина уже выпустили из сосуда. Волну беззаконий и насилия остановить было невозможно. По меркам мировой истории Русская Смута XVII века стала событием беспрецедентным. Еще В. О. Ключевский отмечал, что «отличительной особенностью смуты является то, что в ней последовательно выступают все классы русского общества». Святейшему Патриарху Гермогену довелось сыграть в этих событиях ключевую роль.

Церковная деятельность нового Патриарха, прежде всего, характеризовалась внимательным и требовательным отношением к храмовому богослужению. Он составляет «Послание наказательно ко всем людям, паче же священником и диаконом об исправлении церковного пения». «Послание» обличает священнослужителей в неуставном совершении церковных служб, «многогласии», а мирян — в неблагоговейном отношении к богослужению.

В Первосвятительство Патриарха Гермогена по его благословению были изданы: Евангелие, Минеи месячные за сентябрь (1607 г.), октябрь (1609 г.), ноябрь (1610 г. ) и первые двадцать дней декабря, напечатан «Большой Верховный Устав» в 1610 году. Патриарх лично наблюдал за исправностью текстов. С греческого языка была переведена служба апостолу Андрею Первозванному и учреждено празднование его памяти в Успенском соборе Кремля.

Под наблюдением Предстоятеля были сделаны станки для печати богослужебных книг и построено новое здание типографии. Но в силу сложившихся исторических обстоятельств, деятельность Святейшего Патриарха не могла быть ограничена стенами храмов, типографий и церковных канцелярий. Господь призвал его к Всероссийскому общественному служению, поручил ему осуществить Всемирно-историческую миссию защиты и спасения Православной цивилизации.

Сегодня важно понимать, что активная общественно-политическая позиция Святейшего Патриарха была продиктована исключительно его верностью своему долгу, его глубокими внутренними убеждениями. Мощь и благородство его фигуры становятся особенно заметными на фоне секулярного прагматизма предшественника, Патриарха Игнатия, так бесславно окончившего свои земные дни.

Вступив на кафедру Московских Патриархов, святитель ревностно стал оказывать всяческую поддержку правительству Царя Василия, справедливо полагая этим умирить разгоревшиеся страсти. Прежде всего, нужно было уничтожить возможность появления новых Лжедмитриев. Патриарх стремился убедить народ в том, что подлинный царевич Димитрий Иванович умер, а царь Василий Шуйский – «законный», «святой и праведный», «истинный крестьянский царь».

Еще в июне 1606 году, «дабы уста лжущия заградить и очи неверующия ослепить…» было организовано торжественное перенесение мощей царевича Димитрия Иоанновича из Углича в Москву, в Архангельский собор, к месту захоронения царя Иоанна IV и двух других его сыновей, Иоанна и Федора. Святейший учредил троекратные церковные богослужения в году, посвященные памяти царевича Димитрия: в день его рождения, убиения и перенесения мощей.

Во время осады Москвы войсками Ивана Болотникова в октябре 1606 года в Кремлевском Успенском Соборе по благословению Патриарха была оглашена «вслух во весь народ» написанная протопопом Благовещенского кремлевского собора Терентием «Повесть о видении некоему мужу духовну», подтверждающая ложность измышлений Болотникова, именовавшего себя «воеводой царевича Димитрия». После этого Патриарх Гермоген тут же объявил шестидневный общенародный пост, во время которого совершались особые богослужения. Патриарх рассылает по городам обращения, которые призывают к вооруженному отпору восставшим и соблюдению верности Царю. Грамоты поясняли, что крестоцелование «царю Димитрию» – это измена «законному» царю, что истинный царевич Димитрий мертв, а мощи его находятся в Москве. Проповедь Первосвятителя возымела действие: многие из восставших ушли от разбойника.

20 февраля 1607 года в Успенском соборе Кремля при большом стечении народа Патриарх Гермоген совершает чин всенародного покаяния за совершенные в годы смуты клятвопреступления. В том числе было преподано прощение и самому Царю, целовавшему крест на верность Лжедмитрию I. Трогательным было участие в этом чине Святейшего Патриарха Иова, уже совсем слепого и дряхлого. К Иову была обращена особая челобитная- исповедание, зачитанное от имени всего православного люда. В этой грамоте народ просил у бывшего Патриарха прощения за все нарушения крестоцелований, за «измены» своим прежним царям, Борису Годунову и его сыну Феодору. Просили прощения и за крестоцелование прежнему «вору» Лжедимитрию I. Чин завершился чтением в соборе «разрешительной» грамоты, написанной от имени обоих Патриархов.

Спустя два месяца Святейший предает Болотникова и его приверженцев анафеме.
Часто Святейший Гермоген оказывался дальновидней и мудрее Царя Василия в военных и политических вопросах. После победы Шуйского в сражении с Болотниковым под Тулой 10 октября 1607 года, когда Царь распустил войско, святитель Гермоген резко осудил его за это преждевременное «успокоение». Оправдание этому решению царя он находил лишь в том, что его «уласкаху советницы лукавые».

Действительно, в январе 1608 г. возникла новая опасность для трона - стало набирать силу войско Лжедмитрия II. Патриарх Гермоген развернул против второго Самозванца, говоря современным языком, настоящую информационную войну. Он посылал в лагерь «Тушинского вора» новые увещательные грамоты.

Власть Царя Василия слабела. В феврале 1609 года, во время первой попытки низложить Шуйского, Патриарх Гермоген, влекомый толпой на Лобное место, отстаивал законность власти Царя, выдерживая унизительные оскорбления. В июле 1610 года, после свержения Шуйского и насильственного пострига в монахи, Святейший Патриарх отказался признать этот постриг и тем самым в условиях правления «Семибоярщины» обрек себя на политическую изоляцию. В вопросе об избрании царя он выступал за русских кандидатов на престол, даже установил церквям молебны об избрании царя «от корене российского рода». Он первым предложил на Царство кандидатуру Михаила Федоровича Романова. Когда же Боярской думой была утверждена кандидатура королевича Владислава, он выступил с требованием, чтобы перед венчанием на царство Владислав принял Православие. Кроме того, святитель Гермоген добился заключения договорного «обещания охраны Православия», с текстом которого и было направлено к польскому королю под Смоленск русское посольство.

В ночь на 21 сентября 1610 года, под угрозой нашествия «Тушинского вора», боярское правительство впустило в столицу польские войска. Началась заключительная часть жизненной драмы Святейшего Гермогена. Патриарх Гермоген выступил против решения «семибоярского» правительства о принесении присяги польскому королю Сигизмунду III. Действия Патриарха против оккупантов и короля стали еще более решительными к концу ноября 1610 года. Игнорируя угрозы боярина Салтыкова и требования Мстиславского, Патриарх Гермоген отказался подписать новый текст договорной грамоты, направляемой русскому посольству под Смоленск. Именно отсутствие подписи Патриарха под новой договорной грамотой позволило русским послам отказаться принять в качестве кандидатуры на русский престол польского короля.

Наконец, Святейший Гермоген вступил в открытую борьбу с поляками и предателями национальных интересов из числа бояр. Он стал писать воззвания к Русскому народу, призывая его на борьбу с интервентами. Созвав москвичей в Успенский собор и, объяснив состояние дел, он запретил присягать Сигизмунду III и открыто благословил восстание против поляков. Грамоты святителя Гермогена разоблачали предательские планы короля Сигизмунда III, разрешали народ от присяги королевичу Владиславу, призывали население городов идти «к Москве на литовских людей». Святейший Патриарх Гермоген стал основателем и первым главой мощного духовно-патриотического движения, которое через два года приведет к изгнанию поляков из столицы, а еще чуть позже – к восстановлению Православного Царства.

16 января 1611 года на Патриаршем дворе была поставлена стража, не пропускавшая даже его дворовых слуг, «дьяки и подьячие и всякие дворовые люди пойманы, а двор его весь разграблен».

Весной 1611 г. москвичи подняли восстание, в ответ на которое поляки подожгли город, а сами укрылись в Кремле. В этот момент они заключили Патриарха Гермогена в Чудовом монастыре. На Всероссийский Патриарший престол был возвращен Игнатий, который, впрочем, совершив Пасхальное богослужение, поспешил удалиться из Москвы и впоследствии доживал свой век в Вильно.

В Светлый понедельник 1611 года русское ополчение подошло к Москве и начало осаду Кремля, продолжавшуюся несколько месяцев. Осажденные в Кремле поляки не раз посылали к Патриарху послов с требованием, чтобы он приказал русским ополченцам отойти от города, угрожая при этом ему смертной казнью. Святитель твердо отвечал: «Что вы мне угрожаете? Боюсь одного Бога. Если все вы, литовские люди, пойдете из Московского государства, я благословлю русское ополчение идти от Москвы, если же останетесь здесь, я благословлю всех стоять против вас и помереть за Православную веру». Уже из заточения святитель Гермоген обратился с последним посланием к русскому народу, благословляя освободительную войну против завоевателей. Но русские воеводы не проявили тогда единодушия и согласованности, поэтому не смогли взять Кремль и освободить своего Первосвятителя. Более девяти месяцев томился он в тяжком заточении и 17 февраля 1612 года скончался, как принято считать в историографии, от истощения. Источники свидетельствуют, что «метали ему «на неделю сноп овса и мало воды». Москва же будет освобождена от интервентов только в октябре.

Такова внешняя канва жизни Святейшего Патриарха Гермогена, которая самым тесным образом переплетена с историческими судьбами России.

Святейший Патриарх Гермоген обладал даром убеждения. Рассылаемые им грамоты производили колоссальное воздействие на сердца. Сила его слова заключалась в искренности и правоте. Он обращался к сокровенным глубинам христианской совести, пробуждал в человеке попранные и забытые идеалы. «...Вы забыли обеты Православной веры нашей, в которой мы родились, крестились, воспитались и возросли, преступили крестное целование и клятву стоять до смерти за Дом Пресвятой Богородицы и за Московское государство и припали к ложно-мнимому вашему царику... Болит моя душа, болезнует сердце и все внутренности мои терзаются, все составы мои содрогаются; я плачу и с рыданием вопию: помилуйте, помилуйте, братие и чада, свои души и своих родителей, отшедших и живых... Посмотрите, как отечество наше расхищается и разоряется чужими, какому поруганию предаются святые иконы и церкви, как проливается кровь неповинных, вопиющая к Богу. Вспомните, на кого вы поднимаете оружие: не на Бога ли, сотворившего вас? Не на своих ли братьев? Не свое ли Отечество разоряете? Заклинаю вас Именем Бога, отстаньте от своего начинания, пока есть время, чтобы не погибнуть вам до конца».

Разделенная в междоусобной брани Россия дошла до самого края гибели, а голос восьмидесятилетнего старца святителя Гермогена, подобно набату, звучал даже из темницы. Из рук в руки сотнями передавались его письма к русскому народу. Те, кто видели в эти дни заточенного в монастырскую темницу Патриарха - дворянин Роман Пахомов и горожанин Родион Моисеев - говорили, что он молился перед образом Богородицы, и слезы непрерывно текли из старческих глаз.

Откуда почерпнул Святейший Патриарх Гермоген такую силу характера? Примечательно, что помимо богослужений и административных забот, он ведет большую научно-агиографическую и просветительскую деятельность. Им написано и отредактировано немало работ, посвященных русским святым. Тексты этих сочинений светлы и просты, язык изложения четок и без излишеств, что говорит о прямоте мыслей, глубокой начитанности и образованности автора. О некоторых мы уже сказали. Большое распространение получила подготовленная им редакция «Повести о Петре и Февронии». К ценным литературным трудам святителя следует отнести и послание Патриарху Иову, содержащее сведения о казанских мучениках (1591 год). В основу этих кратких житий казанских страдальцев, как пишет сам Патриарх Гермоген, он положил обнаруженные им повести и устные рассказы.

Святитель Гермоген немногословен, однако, если он использует устные рассказы, то проявляет определенный интерес к сюжетной занимательности повествования и некоторой живости при описании бытовых сцен. Составленные им грамоты-воззвания обнаруживают глубокие исторические познания. Так, например, измену царю Василию Шуйскому он сравнивал с изгнанием царя Агриппы «мятежелюбивым родом иудейским». А вступающего в Москву гетмана Жолкевского уподоблял Карлу Великому, постепенно лишившему Италию политической независимости.
Патриотически настроенные современники, такие как Авраамий Палицын, князь Пожарский, а позднее дьяк Иван Тимофеев и другие выше всего ценили патриотический подвиг и гражданское мужество Патриарха Гермогена, сравнивая его с «непоколебимым столпом, удерживающим на себе своды великой палаты» – России».

После воцарения Дома Романовых имя Святейшего Патриарха Гермогена было окружено искренним почитанием. Его подвиг привлекал внимание деятелей искусства. Гавриил Державин был вдохновлен им на написание поэмы «Мужество», где русский святитель сравнивался с Римским героем Марком Регулом, добровольно отдавшим себя на истязания и пытки ради блага Отечества. Не счесть картин, написанных на сюжет мученичества Патриарха. Его образ запечатлен на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде.

В 1654 году честное тело священномученика было торжественно перенесено из Чудова монастыря в Успенский собор. А прославление Святейшего Патриарха Гермогена в лике святителей Московских и всея Руси совершилось 12 мая 1913 года.
В нынешний знаменательный для Русского мира год наше внимание вновь приковано к этому выдающемуся деятелю Церкви и страдальцу за правду Божию. Память о нем побуждает нас свято хранить, говоря словами святого апостола Павла «единство духа в союзе мира» (Еф. 4:3), напоминает нам о том, что подлинное единство всегда основано на вере и верности Истине Христовой. Святейший Патриарх Кирилл обращается ко всем русским людям: «Святитель Гермоген — и святой, и национальный герой, память о котором была незаслуженно утрачена. И долг нашего поколения — напомнить всем, кто любит Родину, кому небезразлично ее будущее, кто сознает себя человеком православным, даже тем, кто таковым себя не сознает, о великом жертвенном служении Отечеству, Церкви и народу своему, которое понес священномученик Гермоген, Патриарх Московский и всея Руси».

Христианство в Казахстане