На купола Вознесенского кафедрального собора Алма-Аты установлены кресты
В Караганде состоялись ХХ Севастиановские чтения
На Владимирском приходе станции Чемолган прошла ежегодная детская познавательная викторина «Русский космос»
Митрополит Александр выразил благодарность делегации Русской Православной Зарубежной Церкви за труды по принесению в Алма-Ату Курской-Коренной иконы Божией Матери

 

Чего потребует для нашего счастия новый год?

 

 

Благослови венец лета благости Твоея, Господи (Пс. 64:12).

Такими словами выражали свою надежду на лучшее будущее иудеи, возвращаясь из плена вавилонского в землю отцов своих, Палестину. Мрачным, скорбным представлялось для них прошедшее время, осквернявшееся грехами, отягчавшееся наказаниями Божиими и завершившееся позорным пленом и рабством у язычников. Зато будущее время покаявшимся иудеям представлялось именно даром милости Божией, залогом еще больших даров, между которыми главным было пришествие Спасителя.

Таким же даром милости Божией представляется, братие, нам и наступивший новый год. Если человеку свойственно всегда надеяться на лучшее будущее, желать себе нового счастья и отрады, то тем более это естественно в наступившем году. Мы видели еще недавновремена люта, дни лукавые, когда люди были самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны,непримирительны, клеветники, невоздержаны, жестоки, не любили добра, предатели, наглые, напыщенны, более сластолюбцы, нежели боголюбцы, были имеющими вид благочестия, но не имели силы его (2 Тим. 3:2-5). Слова эти понятны для всякого благоразумного человека, который не забывает печальной памяти 1905 года и его ближайших преемников. Но за эти же годы мы научились понимать и связь между злыми делами людей и их несчастной жизнью. Злые дела приуготовляли времена люта для их виновников. Бог наказывал нас тогда и умственным и телесным расслаблением, особенно пагубным в важные минуты народной жизни и деятельности, и оскудением духовным в литературе и искусстве, и духовным рабством у немцев, и многим другим, о чем теперь срамно есть и глаголати. Некрасивые в нравственном отношении дела сообщали свой некрасивый оттенок и времени, в которое они происходили: то было серое, унылое время, воистину преступное лихолетье!..

Но благодарение Богу, Который не до конца прогневался на нас, ниже век враждует с нами, но начал врачевать нас, хотя и горькими лекарствами. Тяжелое испытание, выпавшее на долю нашего народа по воле Божией во второй половине минувшего года, именно война с немцами и турками, заставила нас проснуться от греховного сна, познать свои достоинства и недостатки, призвать Бога на помощь и дружно ринуться на врагов нашей народности, веры и Царя. И славно завершился старый год, передавая новому славную память о русском героизме, о русском единодушии и послушании в великом народном деле.

В новом году, братие христиане, предстоит нам задача закончить и укрепить славно начатое в старом. Победа над немцами подготовлена, но не довершена. Предстоит нашей победоносной армии и окончательное поражение мусульманства, может быть, – освобождение Царьграда и Иерусалима с прочими дорогими для христиан святынями Палестины из-под власти турок. Предстоит также новая группировка народов мира, в которой русскому народу будет принадлежать высокое и почетное положение. Наконец, в области духовной русский народ еще очевиднее явится посредником-провозвестником православного учения и инославному западу, и языческому востоку, и мусульманскому югу. Как видится, великие дела ожидают нашу родину. А готовы ли мы к тому, чтобы выполнить их?

История рода человеческого сохранила для нас, братие, одно дивное, но страшное предание, относящееся ко времени постройки больших городов. По этому преданию было обычаем зарывать на месте закладки нового города живого человека, который первым проходил в тот день мимо того места. Но в этом насильническом и диком обычае выражена верная и глубокая мысль, что для успеха великого дела нужна жизнь человека целиком, а не только его пот, как признак краткого по времени труда, напряжения. Христианство потребовало от человека не мгновенного самоубийства для осуществления своих великих целей, не видя в нем никакой нравственной ценности; но продолжительного самоотверженного труда на всю его жизнь ради высоких и святых целей. «По вся дни умираю», – говорил о своем самоотверженном служении св. апостол Павел (1Кор. 15:31), вспоминая ежедневные опасности, ему угрожавшие на проповедническом пути; постоянную злобу своих противников, дышавшую на него смертью. Самоотвержению же ради спасения себя и ближних своих учит нас и ныне поминаемый святитель Христов Василий Великий. Ему при его учености, которой дивились все его знавшие, предстояло славное мирское служение; а он сперва удалился в пустыню для богомыслия и изучения творений св. отцов, а потом принял тяжелое бремя епископского служения, чтобы в то тревожное время спасать от погибели души человеческие. И теперь также за наши победы и за наше спокойствие жервуют жизнью и здоровьем миллионы наших братьев воинов. Но этого мало. Они не должны быть одиноки. И мы, живя в мирной обстановке, должны быть как бы в тылу нашего воинства, своим самопожертвованием подражать его жертвам.

И прежде всего окончательно откажемся от всего, что раньше позорило русское имя, что раньше затемняло ум, развращало сердце, расслабляло волю, портило и развращало душу и тело нашего доброго православного народа. Разумеем здесь, прежде всего, пьянство, как величайшее народное бедствие. Благодарение Богу, мы в большинстве удачно выдержали свой почти полугодовой трезвенный искус и достаточно испытали удобства и выгоды трезвой жизни. Теперь рабочий аккуратно сохраняет свой заработок для своей семьи, и его жена радостно встречает кормильца ее детей трезвым. Теперь детей с улицы больше тянет домой, ибо трезвые родители более ласково и внимательно к ним относятся. Отпала теперь добрая половина тревог у воспитателей за воспитанников, ибо последним никто не подаст рюмки водки, и жизнь их с высокими чистыми юношескими стремлениями надежно направлена в пользу отчества. Облегчаются ломбарды, так как народ разбогател и не имеет нужды закладывать необходимого, но по той же причине заполняются и сберегательные кассы. Убавилось дела и у мировых судей, ибо народ следит за собой и держит себя серьезно, как при священнодействии. Зеленый змий, видимо, при последнем издыхании. И, о если бы он совсем издох, оставив в покое и слабых и нерешительных врагов пьянства, и да прогонят они далеко от нас это исконное горе, злосчастье народное. Наша окончательная победа над ним будет залогом и прочных наших побед и для нового года составит истинное новое счастье.

Для успеха нашей борьбы с пьянством и другими народными бедствиями необходимо общее народное и возможно глубокое просвещение. Цель его ближайшая – объединение всех русских людей в одну живую деятельную силу, которая, отдавая должное уважение другим, уважала бы и себя самое. Здесь тоже требуется от нас самопожертвование, или пожертвование своим самолюбием и своим покоем и удобствами. Тяжело, но надо здесь сознаться, что свет знания и образованности у нас озаряет пока только верхи народа и с трудом проникает в его низшие слои... Обидно затем становится видеть, как представители наших высших сословий часто пользуются в деле воспитания и обучения своих детей услугами иностранцев-иноверцев и приучают своих детей с самых ранних лет жизни объясняться на чужом языке. Страшно даже становится за народ, когда видишь, что он усвояет школьное образование внешне, привязывается без нужды к иностранным словам. Бывают и такие люди, которые, высоко думая о своей школьной учености и исполняясь гордости и самомнения, отдаляются по духу от своих ближних и не только не приносят им той пользы, какую могли бы приносить, но часто вместо нее они причиняют им прямой вред, проповедует им от ветра главы своея какие-нибудь сектантские измышления. Желательно поэтому в деле народного образования согласие всех его деятелей, чтобы народ не испытывал недоумения о том, где ему искать образования, науки, а чувствовал доверие к своим единодушным и самоотверженным просветителям.

Отрезвленный и просвещенный народ наш с большим вниманием и пониманием отнесется и к законам общественным, и к государственным, и к своим вековым обычаям. Законы общественные и государственные представятся тогда ему ясными, понятными и легкими для исполнения; и уже не внешняя сила начальственных приказаний, а здоровое чувство гражданского долга будет побуждать его к исполнению их. Тогда-то исполнится прошение Церкви, чтобы законы имели силу в народе. Но они составят для народа не тяжесть, а опору и защиту его дорогих прав и интересов против всяких их нарушений, научат осмысленно смотреть на государство, как на свое отечество, за которое жертвовали всем его отцы и за которое жертвовать всем и он не устанет. И человеческие обычаи тогда будут украшены в русском народе сознанием законности их, как необходимой принадлежности нашего народного характера.

Все указанные блага и приобретения наши в новом году достанутся нам, братие, и останутся за нами только тогда, когда мы останемся послушными руководству нашей матери Православной Церкви и будем стоять всегда на основании Православной веры. Только вера Православная, примерами Иисуса Христа, Сына Божия, обрезавшегося в восьмой день, и св. Василия Великого, человеческие обычаи украсившего, и многих других святых угодников Божиих, может научить нас нелицемерному исполнению воли Божией, законов церковных и гражданских. Только церковь примиряет людей богатых и обеспеченных с людьми недостаточными и бедными, внушая им всем веру в общее для всех будущее блаженство, превосходящее радости нынешней земной жизни, и располагая первых к самопожертвованию, а вторых к терпеливому перенесению лишений. Только Церковь на примерах своей истории создаст самоотверженных деятелей отрезвления и просвещения народного, которые бы не боялись холода и голода, усталости и гонений. Наконец, только одна Церковь живущею в ней благодатью подкрепляет этих тружеников, поддерживает слабых, ободряет малодушных.

Мне припоминаются две картины, из которых одна, нарисованная немецким художником, изображает стремление людей к счастью; а другая, принадлежащая русскому православному живописцу, показывает достижение древне-русскими православными людьми своего духовного христианского счастья. Первая картина представляет собою узкий гладкий утес. Стоящая при нем толпа народа старается по нему подняться к небу, на котором видятся какие-то неясные призраки: это счастье. Но утес узок, и по нему взбираются только три-четыре человека, а остальные то лежат на земле, сброшенные счастливцами, то завистливо смотрят на последних. На этой картине, значит, мы видим и призрачность земного счастья, и малое число людей, приближающихся к нему, и их самолюбивый характер, разжигающий страсти в остальных людях. В конце концов это счастье никого не удовлетворит. Вторая картина на фоне ясного солнечного дня и богатой зеленью девственной древнерусской природы представляет сонм православных угодников Божиих: тут мы видим и иноков, и благоверных князей, и княгинь, и благочестивых простолюдинов, и даже маленьких мальчиков. Уже от лица их веет глубоким неотъемлемым миром; а взоры их, устремленные к небесам, показывают их твердую надежду на еще большее блаженство. Легко понять из этой картины, что в Церкви Православной все люди могут спастись!

Пусть же в настоящем лете благости Божией, согласно призыву пророческой новозаветной книги, наши обидчики обижают еще. Погибель не замедлит. Не замедлит и наша победа, если мы будем правду творить еще и святиться еще и еще под покровом Церкви Православной. Аминь.

А. ПИМЕН
«Пермские Епархиальные Ведомости», №2, 1915 г.

 

Лента новостей