У святынь Костромской земли митрополит Александр вознес молитвы о мире и благоденствии Казахстана
Отдание праздника святой Пасхи. Митрополит Александр совершил Литургию в Софийском соборе Южной столицы
Митрополит Астанайский и Казахстанский Александр совершил Литургию в Свято-Троицком Ипатьевском монастыре Костромы
В Астане состоялась встреча Главы Православной Церкви Казахстана с новоназначенным послом России А.Н. Бородавкиным

 

Слово на первый день Нового года

 

 

Смотрите, поступайте осторожно, не как неразумные, но как мудрые, дорожа временем, ибо дни лукавы (Еф. 5:16-17).

Миновал, братие, еще один год бытия мира и человека, оставивший по себе нехорошую память. Брани, слышания бранем, глад и труси по местам, начала губительных болезней – вот что обильно наполняло 1911 год и приобрело ему нехорошее имя в ряду прежних лет. Тем более, значит, имеют смысла наши новогодние поздравления и пожелания. В них слышится и недовольство человека минувшим временем и естественное стремление его к лучшему будущему. Но чтобы эти взаимные благожелания наши были полезны и действительны для нас, вооружимся, братие, осторожностью и мудростью по слову апостола: «Смотрите, поступайте осторожно, не как неразумные, но как мудрые».

И прежде всего, осторожность нужна для нас, чтобы правильно отличить минувший год от того, чем мы его наполняли. Тогда мы поймем, почему апостол называет некоторые времена лютыми, дни - лукавыми; уразумеем и то, почему минувший год был годом лукавым, неудачным.

Минувший год вначале, как и наступивший, обещал быть годом благости и долготерпения Божия к нам, грешным и недостойным. Если же он не оправдал наших ожиданий, явился годом гнева Божия, то в этом мы сами виноваты. Всякая посудина, когда бывает новою, бывает чистою и красивою, если же влить в нее какую-либо вредную и зловонную жидкость, то и посудина пропитается ее неприятным запахом и будет возбуждать наше отвращение. Минувший год походит на эту посудину, потому что, проведя его во всякого рода пороках и преступлениях, мы несли в продолжение его неприятные следствия гнева Божия за наши грехи. И явится он перед правосудным Богом свидетелем о нашей холодности к вере и Церкви, о нашем равнодушии к благосостоянию семьи и устройству школы, столь важных для нашего любезного отечества, о нашем слепом и безудержном стремлении то к покою и бездеятельности, то ко всякого рода наслаждениям, к получению всякого рода прав без исполнения каких-либо обязанностей, о нашем безволии в деле нашего духовного воспитания для вечной жизни, о нашем многознании, соединенном с отсутствием твердых убеждений.

Общий характер нашей жизни за прошлый год талантливо выражен на картине одного знаменитого художника, которая так и носит название «Стремление к счастью». На ней мы видим большую толпу людей, собравшихся вокруг одного высокого, но узкого утеса. Выше этого утеса, в облаках, виднеется призрак счастья, неясная фигура, своим видом именно выражающая неясность человеческих стремлений и пожеланий. Люди стараются подняться по утесу вверх, чтобы взобраться к счастью. Есть там счастливцы, которые по трупам и по головам других достигают вершины утеса и тянутся к счастью вверх; но счастье все более и более удаляется от них. А внизу все продолжается борьба за утес, идет давка, взаимное истребление, стремление одних к личному счастью на счет других.

Отвернемся, братие, от этой безобразной картины человеческих стремлений и обратимся к новому году и от всего сердца скажем: «Благослови венец лета благости Твоея, Господи» (Пс. 14:12). Затем, как мудрые, уясним для себя источник счастья, того нового счастья, которое мы ожидаем себе в новом году; и наметим себе путь к этому счастью.

Народная мудрость говорит: «Без Бога ни до порога, а с Богом – хоть за море». Вот клик людей, не испорченных ложною и самоуверенною мудростью века сего. Последуем, братие, их примеру и поищем себе счастья в Боге. И мы не ошибемся, ибо благочестие, как стремление к Богу, обетование имеет живота нынешнего и грядущего, т.е. устрояет нашу жизнь временную и приобретает для нас жизнь вечную, небесную (1Тим. 4:8).

В Боге прежде всего, имеем мы источник жизни как временной, так и вечной, со всеми ее радостями, которыми мы так дорожим. В Боге мы имеем источник мудрости и знания, самого истинного, самого совершенного, ибо истина Господня пребывает во век. В Нем же мы находим источник чистейшей духовной радости, радости о спасении нашем и наших ближних, – радости, которой не могут умалить и погасить никакие скорби земные и привременные. Наконец, от Бога же чрез Его св. Церковь мы узнаем, что есть воля Божия благая, угодная и совершенная. Таким образом, человек, предавший себя Богу, еще на земле начинает блаженствовать, не боясь никакого страха, никаких искушений и скорбей. Так, св. апостол Павел, живя среди бесчисленных трудов, лишений и опасностей со стороны врагов, радовался о спасении ближних и об успехе Евангельской проповеди и с нетерпением ожидал своей телесной смерти, после которой он надеялся навсегда близко соединиться с Богом. Также, ныне поминаемый святитель Василий Великий на угрозу еретика-начальника лишить его имущества, отправить в ссылку и даже умертвить за отказ изменить Православной вере, отвечал: «Потерять имение я не боюсь, потому что ничего не имею; ссылка мне не страшна, ибо везде земля Господня, а смерть соединит меня со Христом».

Скажут некоторые из современных образованных людей, что христианская жизнь, христианское настроение непригодны для устроения земной и особенно общественной жизни людей, где господствует де право, а не любовь, не добровольная взаимная связь между людьми, а насилие, где есть неравенство состояний и положений. Лучшим ответом на это возражение может послужить жизнь древних христиан. Окруженные бесчисленными врагами, беспомощные пред ненавистью мира и язычников, презираемые и гонимые последними, они были сильны верою в Бога, взаимною любовью. У них не было бедных, потому что никто из христиан не называл своего имущества своим, но был готов всем своим помогать неимущим. Они не нуждались в судах, потому что за позор для себя считали ссориться между собою. Но они были лучшими гражданами, потому что, не требуя никаких хлопот у властей, помогали им во всем добром. Даже враги христиан признавались, что они любят не только своих больных, но и чужих. В войске языческих императоров лучшими воинами были христиане, которые с молитвою на устах, с оружием в сердце доставали победу своим повелителям. Христианские ученые были сильны не только человеческою мудростью, но и христианскою; христианские врачи были вооружены против человеческих болезней не только своим искусством, но и христианским даром творить чудеса. Христианская вера, освятив жизнь первых христиан, потом чрез них победила и преобразовала самый языческий мир.

Если мы обратимся теперь к нашей современной жизни, то увидим, что христианская, истинная вера в Бога украшает и возвышает жизнь общественную и частную. Богобоязненные родители дают обществу здоровых душою и телом детей. Верующие учители в школах привлекают к себе детей и доставляют им много высоких сладостных минут, посвященных духовным, церковным подвигам. Боящийся Бога рабочий старается по совести справить свою работу и за это служит примером для своих товарищей и пользуется доверием своих хозяев. Верующий воин без боязни принесет себя в жертву отечеству, потому что будет ждать за это небесной награды. Вообще, всякий верующий человек иначе распоряжается своими силами, своим временем, своим имуществом, чем человек неверующий. Общество богобоязненных людей будет всегда спасительным оазисом, к которому будут с удивлением и надеждою стремиться души слабых безрелигиозных людей. Если один только о. Иоанн Кронштадтский преобразовал много душ людских, истомленных безверием, сомнением, искушениями, то общество таких людей могло бы не один раз победить мир во славу Божию, могло бы долго охранять этот мир своими молитвами и примером своей жизни святой и богоугодной. Много бы тогда мир и род человеческий увидел лет счастливых, благоденственных, которых мы все так желаем в настоящий день.

Итак, счастье в Боге, в единении с Ним. Какими же путями мы можем достигнуть этого счастья? Чтобы уяснить себе эти пути, возьмем себе несколько примеров из жизни. Ученик идет к учителю, потому что считает себя малознающим, а его многосведующим. Больной обращается к врачу, потому что, сознавая себя больным, верит в его искусство. Воин, замечая приближение врагов, с большим вниманием слушает распоряжения своих начальников. Бедняк за помощью не идет к бедняку, а обращается к богачу, потому что у последнего на всех хватит и денег и всего. Так и нам, братие, чтобы иметь побуждения обратиться к Богу, необходимо сознать свою бедность, свою немощь духовную, свою неопытность, покаяться в этом и обратиться к Нему, как Источнику и Сокровищу благих. Ныне многим из нас покаяние знакомо как обряд, как повинность, которую должны люди нести по крайней мере один раз в год. Без пользы совершается такое покаяние и без плода оно остается для души. Нам необходимо постоянное чувство, которое размягчало бы наши сердца, и направляло бы нашу мысль к Богу. Без него невозможно никакое благое изменение нашей жизни. Его прежде всего старались возбудить в себе наши благочестивые предки, приступая к какому-нибудь великому делу. Оно возвеличит и нас, жаждущих своего обновления и просвещения.

Побуждаясь покаянным чувством, мы пожелаем благодатной помощи Божией своим слабым силам и найдем их в Церкви Христовой, в таинствах ее, которыми немощное врачуется и оскудевающее восполняется. Но если в воинском деле успех воинов зависит от их постоянного обращения с оружием, от соблюдения правил воинской дисциплины, которая связывает их в одно целое и движет их стройною массою на врага, так и нам, воинам Христовым, необходима дисциплина церковная. В основе ее лежит ревность о славе Божией, о спасении ближних. Человек, исполненный такой ревности, не оставит без исполнения ни одного правила и обычая Церкви, потому что все это заповедано Богом, связывает христиан воедино, и, будучи нарушено кем-либо, может соблазнить наших ближних и повредить нашему спасению. Для такого человека дорог пост, как средство обуздания плоти и возвышения духа; дороги молитвы, как собеседования души с Богом; понятно подчинение младших старшим, низших высшим, ибо это естественно и во всяком человеческом учреждении, а в христианстве, кроме того, требуется чувством глубочайшего смирения, свойственного христианину.

Вот если мы попробуем так обновиться и создать из себя общество, подобное обществу первых христиан, то Бог Милосердный пошлет для нас и времена благополучия и счастья во всем. Помолимся же Господу от всего сердца, чтобы Он помог нам обновить времена новыми делами нашими во славу Его имени и для нашего спасения. Аминь.

 

Лента новостей