Служение епископа Геннадия в праздник Пресвятой Троицы
Митрополит Александр совершил Литургию в новопостроенной верхней церкви Богоявленского храма города Алма-Аты
Митрополит Александр возглавил торжества в честь Боголюбской иконы Божией Матери в Успенской Тетеринской пустыни Костромской митрополии
Митрополит Александр и министр по делам религий и гражданского общества Казахстана обсудили вопросы религиозной жизни в стране
Александр (Щукин) (1891 - 1937) – архиепископ Семипалатинский, священномученик

Память 30 октября (17 октября по ст. ст.), в Соборах новомучеников и исповедников Казахстанских, Соловецких и Российских святых.

 

Александр (Щукин) (1891 - 1937) Родился 13 марта 1891 года в Риге в семье священника Иоанна и супруги его Елисаветы. Дед его - Василий Щукин - служил диаконом в Риге, отец окончил Московскую Духовную Академию, был рукоположен во священника и преподавал Закон Божий в Рижской семинарии, епархиальном училище и гимназиях; кроме того, на него была возложена обязанность преподавания латинского и греческого языков.

В семье было семеро детей. Дочь их вспоминала, что отец любил детей, но не баловал их и не потакал их слабостям, опасаясь, что иначе из них вырастут плохие христиане. Но и не понуждал их насильно к исполнению молитвенных правил, хотя сам все свободное время отдавал молитве. Также и жена его Елисавета, если выдавалось свободное время, спешила в храм.

Александр не был от природы угрюмого нрава, но сердце его с детских лет было расположено подражать древним подвижникам. Его первой и постоянной мечтой было стать священником. Он ощущал это как свое призвание и во всей своей жизни не изменил ему. В 1915 году Александр окончил Московскую духовную академию. К этому времени с началом военных действий в 1914 году отец Иоанн переехал с семьей в Нижний Новгород, куда по окончании академии приехал Александр и поступил преподавателем в Нижегородскую духовную семинарию.

Наступил 1917 год, приближалось время гонений. Александр попросил отца благословить его принять сан священника, не вступая в брак, чтобы впоследствии принять монашеский постриг. Отец Иоанн благословил, и Александр был рукоположен в сан священника к Вознесенскому храму в городе Лыскове, где служил в то время его отец.

30 августа 1923 года, временно управляющий Hовгородской епархией епископ Балахнинский Филипп (Гумилевский) направил Святейшему Патриарху Тихону рапорт, в котором сообщал, что епископ Макарий (Знаменский) уклонился в обновленчество и не может оставаться на кафедре в Макарьеве. Даже в случае раскаяния, его пребывание в Макарьеве явится для верующих соблазном. Общий голос духовенства и мирян двух уездных городов Лыскова и Васильсурска согласно указывает на священника Александра Щукина как на кандидата во епископы. С этим избранием согласен и он, временно управляющий Нижегородской епархией, и просит Патриарха утвердить представленного кандидата епископом Макарьевским с совершением хиротонии в Нижнем Новгороде.

После получения благословения Патриарха в Благовещенском храме, 23 сентября 1923 года священник Александр Щукин принял монашеский постриг с именем Александр в честь преподобного Александра Свирского. На следующий день состоялось его наречение во епископа Макарьевского, викария Нижегородской епархии, а на другой день в храме святителя Алексия, митрополита Московского, состоялась хиротония, в которой участвовали епископы Балахнинский Филипп (Гумилевский) и Лукояновский Поликарп (Тихонов).

Владыка Александр с большой любовью и попечением относился к своим родителям, которым он был благодарен за то, что они пробудили в нем дух благочестия, любви к Церкви и православному богослужению.

В 1918 году власти арестовали отца Иоанна и полгода продержали в тюрьме, после чего он долго и тяжело болел. В то время, когда сын отправился в Нижний Новгород для совершения над ним епископской хиротонии, отец Иоанн тяжело заболел воспалением легких, и, зная, что умирает, смиренно ожидал возвращения сына, чтобы тот напутствовал его. Владыка Александр приехал в Лысково накануне смерти отца. Он долго беседовал с ним, а затем напутствовал Святыми Тайнами. Первой архиерейской службой была заупокойная всенощная по новопреставленному отцу.

Владыка Александр был прекрасным проповедником и добрым наставником. Сам более всего почитавший монашеское житие, он в этом же духе наставлял и своих духовных чад. Некоторых он посылал в Дивеево, а затем, если они высказывали расположение к иноческой жизни, давал на то свое благословение. Служил он в Макарьевском монастыре. Часто ездил помолиться в монастырь Старые Мары, где была чтимая икона Богородицы      "Троеручица". В Макарьеве, где жил епископ Александр, он организовал преподавание Закона Божия детям и сам преподавал, что требовало в то время большого мужества, так как власти враждебно относились к христианской проповеди. Преподавание продолжалось в течение года, а затем все же было запрещено властями.

В сентябре 1927 года на шестьдесят втором году жизни тяжело заболела мать святителя. Владыка ухаживал за ней и присутствовал при ее кончине. Перед смертью она сказала:

"У меня открылись глаза, и я ясно вижу небо. Как там светло".

В 1929 году, в день Архистратига Божия Михаила, епископ Александр был арестован и отправлен в Нижегородскую тюрьму, где в то время было собрано почти все нижегородское духовенство.

На допросе у следователя епископ Александр отвечал:

"Проповеди я говорю каждое воскресенье на темы Священного Писания... и иногда в защиту религиозных истин, оспариваемых современниками. Произнесение проповедей и выступление в защиту истины вызывалось стремлением найти истину в вопросах, соприкасающихся с религией, в которых я предоставлял доказательства учения право славно-христианского по этим вопросам... Иногда выступал в проповеди против безбожия. "

Ответы епископа вызывали, по-видимому, недоумение у следователя, и на следующий день после допроса Владыка написал пояснение: "Вопросами, оспариваемыми современниками, я назвал в своих показаниях вопросы христианской апологетики, а именно: о конечности мира, происхождение человека через творение его Богом, об исторической действительности христианства, о бессмертии души. А вопросами, соприкасающимися с религией, я назвал научные теории, касающиеся перечисленных выше истин религии. Целью, с которой я говорил такие проповеди, было найти истину в научных теориях и доказать пасомым правильность православно-христианского вероучения в этих вопросах. Вопросов политической, общественной и социальной жизни я в своих проповедях не касаюсь".

В тюрьме Владыке обещали свободу, если он перестанет говорить проповеди.

Он не согласился.

"Я поставлен проповедовать, и не могу отказаться", - сказал епископ.

Следователи били его и пугали, на все святитель отвечал спокойно и кротко:

"Тело мое в вашей власти, и вы можете делать с ним, что хотите, но душу свою я вам не отдам".

Он был помещен в камеру к священникам. Истинный молитвенник и подвижник, он и здесь подолгу молился, понуждая к истовой и неленостной молитве и насельников камеры, многие из которых, попав в тесные обстоятельства тюрьмы ГПУ, начали уже унывать.

После ареста епископа его сестра Елизавета ездила в Москву к прокурору Вышинскому - хлопотать о брате, чтобы его или освободили, или отправили в ссылку за свой счет, так как у него больное сердце.

"Вы не по адресу обратились, - отвечал Вышинский, - вам нужно обратиться в Красный Крест". Что касается заключения, то владыка Александр арестован за проповеди и будет отправлен на три года в Соловки. 11 января 1929 года следствие было закончено. Епископа обвинили в том, что он "как идейный противник Советской власти, путем произнесения проповедей с антисоветским уклоном, прививал свои контрреволюционные убеждения населению и в единоличных беседах вел откровенную антисоветскую пропаганду на темы "о бесчинстве коммунистов-безбожников... " Имея преданных ему монахов и монахинь давал им указания, как бороться с безбожниками рассылал их по селам и деревням как миссионеров, не останавливаясь перед открытой борьбой с культурными учреждениями государства. (Имеются в виду его блистательные выступления на диспутах против невежественных безбожных лекторов).

"...Руководствуясь положением об органах ОГПУ в части административных высылок и заключения в концлагерь, утвержденного ВЦИКом от 28/111-24 года и объявленного в приказе ОГПУ за № 172 от 2/IV-24 года... дело... передать в Особое Совещание для вынесения приговора во внесудебном порядке".

26 апреля 1929 года Особое Совещание приговорило епископа к трем годам заключения в концлагерь, которое он должен был отбывать в соответствии с приказом по ОГПУ относительно места содержания духовенства - на Соловках.

В Соловецком лагере епископ работал сначала сторожем, а затем бухгалтером.

Когда закончился срок заключения, власти не пустили его в Нижегородскую епархию, и митрополит Сергий 31 декабря 1931 года назначил его епископом Болховским, викарием Орловской епархии. 27 июля 1932 года епископ Александр получил назначение на Орловскую кафедру. 3 января 1934 года митрополит Сергий возвел его в сан архиепископа.

Церковь в то время подвергалась беспощадным гонениям, православных арестовывали и расстреливали. Посещать храмы становилось опасным. Страх быть арестованным все больше и больше охватывал людей. Церкви пустели. И Владыка стал безбоязненно проповедовать. Слушая его вдохновенные проповеди, видя его подвижническую жизнь нестяжателя и молитвенника, люди переставали бояться и возвращались в Церковь, и храмы в Орле снова стали наполняться народом. Власти, видя возрождение религиозной жизни в городе, стали применять меры к изгнанию любимого народом архипастыря. В 1936 году многие епархиальные архиереи лишились регистрации и были вынуждены покидать свои епархии. По-видимому, лишен был регистрации и архиепископ Александр.

Владыка уехал в Нижегородскую область и поселился в селе Семеновском. В сентябре 1936 года митрополит Сергий назначил архиепископа Александра на Семипалатинскую кафедру. Получив назначение, он сразу отправился в Семипалатинск.

Повсюду шли аресты. Сестра Елизавета писала ему в Семипалатинск: "Уйди на покой, приезжай ко мне в Лысково, пересидишь".

"Как бы я вас ни любил, - отвечал Владыка, - но я не для того взял посох, чтобы его оставить".

В августе 1937 года архиепископ Александр был арестован. Он в последний раз благословил своих духовных детей, свидетелей ареста. Следствие в те годы было пыточное, и многие ради избавления от страданий давали любые показания. Владыка держался мужественно, не соглашаясь и не подписывая ни одного из навязываемых ему обвинений. Его обвиняли в шпионаже и в контрреволюционной агитации - архиепископ решительно все отвергал. Спрашивали о знакомых, он отказался их назвать.

28 октября 1937 года тройка УНКВД по Восточно-Казахстанской области приговорила Владыку к расстрелу. Архиепископ Александр был расстрелян через два дня, 30 октября 1937 года. Погребен он был в общей могиле, и место погребения остается до сего дня неизвестным.

Прославлен Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 2000 года.

Лента новостей