В Южной столице состоялся V Фестиваль пасхальной кухни
Воскресная Литургия в Представительстве Казахстанского митрополичьего округа в Москве
Один из старейших сотрудников Алма-Атинской епархии удостоен высокой награды Казахстанского Митрополичьего округа
Успенский собор Астаны посетил знаменитый российский спортсмен Федор Емельяненко
Глава Православной Церкви Казахстана совершил Литургию в Троицком храме села Волкова на Вятской земле, где 35 лет назад состоялась его священническая хиротония

17 августа 2018 года, в день памяти Семи отроков Ефесских: Максимилиана, Иамвлиха, Мартиниана, Иоанна, Дионисия, Ексакустодиана и Антонина, митрополит Астанайский и Казахстанский Александр, совершающий по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла паломничество к святыням Вятки, возглавил служение Божественной Литургии в храме во имя Живоначальной Троицы в селе Волково Слободского района.

В Ильинском приделе Троицкого храма, 2 августа 1983 года, в день памяти пророка Божия Илии, приснопамятный епископ Хрисанф (Чепиль) (в последствии – первый митрополит Вятский) совершил священническую хиротонию диакона Александра Могилева (ныне – митрополит Астанайский и Казахстанский).

Главе Митрополичьего округа сослужили: настоятель храма протоиерей Владимир Орлов, ключарь храма Веры, Надежды, Любови и Софии – Представительства Митрополичьего округа в Москве – иерей Сергий Неретин, клирики Слободского благочиния Вятской епархии.

За богослужением молились: секретарь Казахстанского Митрополичьего округа, Заслуженный деятель искусств России О.Н. Овчинников; жители села Волково и паломники из Вятки.

В завершение Литургии митрополит Александр обратился к собравшимся со словами проповеди, после чего на могиле приснопамятного настоятеля Троицкой церкви протоиерея Иоанна Евдокимова, погребенного у стен храма, архипастырь совершил заупокойную литию.


Из воспоминаний митрополита Александра о Троицком храме в селе Волково и протоиерее Иоанне Евдокимове:

«Находясь летом в деревне Воробьи, в гостях у Евдокии Михайловны Семаковой, я вместе с ней неоднократно предпринимал путешествия в ближайший открытый храм, которым и была Троицкая церковь в селе Волково. Для этого необходимо было сначала пройти пешком до селения Вахруши, расположенного на трассе Киров-Слободское, там сесть на рейсовый автобус, проехать некоторое расстояние и потом идти пешком еще четыре с половиной километра по бездорожью. Помню, как одним дождливым летом мы с трудом пробирались по грязи, пока, наконец, перед глазами не возник прекрасный величественный храм, воздвигнутый в честь Святой Живоначальной Троицы. У храма было два придела – во имя пророка Божия Илии и во имя святого великомученика Георгия Победоносца. В летнем храме не служили, поскольку он был очень сильно поврежден. В военное время он использовался как перевалочный пункт для военных, и там были установлены многоярусные полати. После того, как церковь в 1946 году вернули верующим, эти полати убрали, но полностью восстановить большой храм так и не смогли. Поэтому все службы – и летом и зимой – совершались в отапливаемом печками Ильинском приделе.
До закрытия в храме действовала сложная калориферная система, которая позже была разрушена. С калориферами связана одна удивительная история. В кафедральном Свято-Серафимовском соборе Кирова до сих пор хранится уникальный крест с мощами, прекрасной ювелирной работы. Этот крест, принадлежащий ранее волковской церкви, вместе с церковными сосудами и евангелием в дорогом окладе был в 1937 году спрятан церковной старостой, смелой женщиной, в калорифере.
За то, что она скрыла святыню от поругания, староста была арестована и сгинула в сталинских лагерях, но перед арестом успела поведать тайну своей близкой верующей подруге. Эта женщина открыла тайну владыке Вениамину (Тихоницкому) в год, когда волковскую Троицкую церковь вернули верующим. Святыни извлекли из-под спуда и разделили между вновь открытыми храмами в самой Вятке и в Слободском.  
Троицкий храм всегда был переполнен верующими. В нем пел прекрасный хор. Дело в том, что в ближайшем большом селе, в Вахрушах, церкви не было. Приезжали в Волково и прихожане из Кирова, и из Слободского. В больших городах в то время ходить в церковь было небезопасно – можно было навлечь неприятности на работе, и многие предпочитали на большие церковные праздники ездить в села.
Помню свою первую исповедь у отца Иоанна. Я ему как-то сразу приглянулся. Он меня расспрашивал: кто я такой, кто меня привел; наставлял в христианских заповедях. Сразу завязались теплые доверительные отношения.
Хор в Волково, действительно, был удивительный! Имена некоторых певчих я помню. Псаломщицей была раба Божия Александра, невзрачная старушка, но обладающая великой силой духа. Вдова, она вырастила пятерых детей, и затем полностью отдалась служению в храме Господнем. Она говорила, что служит Церкви «по обету». Проживала Александра недалеко от храма в сторожке, в которой и я иногда ночевал. Она отлично знала устав и имела звучный красивый голос, хотя ей было уже под семьдесят. Любила рассказывать истории из житий святых, особенно, о подвигах мучеников, о святителе Николае, о святителе Спиридоне Тримифунтском, о великомученике и целителе Пантелеимоне.
Среди певчих были: Павла, Зинаида, Анна Ильинична, Татьяна и бас Георгий. Пономарила раба Божия Клавдия, а в алтаре прислуживал мужчина из Вахрушей, которого звали Василий Дмитриевич. Старостой храма была Наталья; в сторожке при храме проживала еще одна благочестивая женщина, Наталья.
На долгие годы судьба связала меня с этими преданными Церкви людьми. Староста Наталья часто приглашала к себе в гости меня и Евдокию Михайловну. Позже меня стал приглашать к себе и отец Иоанн, который жил в церковном доме неподалеку. Когда я приходил ночью, накануне праздничной службы, то имел возможность переночевать в этом доме в отдельной комнате Стоит особо рассказать о мужественном исповеднике веры Христовой, отце Иоанне Тарасовиче Евдокимове. Он родился 31 июля 1899 года в Удмуртии (тогда еще – Вятской губернии) в семье священника Тарасия Леонтьевича Евдокимова. Отец Иоанн закончил духовное училище и в 1922 году Преосвященным Алексием (Кузнецовым), архиепископом Сарапульским, был назначен псаломщиком в храм села Полька Удмуртской республики. Храм вскоре закрыли, и отец Иоанн устроился псаломщиком в храм села Паска Кильмезского района Вятской области, состоящий под управлением епископа Нолинского Георгия. Там он женился. В 1929 году закрыли и этот храм. Епископ Ижевский и Воткинский Николай (Ипатов) взял Иоанна Евдокимова служить псаломщиком в село Большие Учи, Можгинского района Удмурсткой ССР. В этом селе Иоанн оказался в разгар коллективизации. За отказ вступить в колхоз по доносу он был осужден на два года тюрьмы. Сидел в Воткинске и Ижевске. Впрочем, через шесть месяцев его освободили, однако, всего имущества он лишился. Дом, в котором жил Иоанн Евдокимов, занял председатель колхоза. Кругом бушевало атеистическое разгулье. И в таких условиях Иоанн решил принять священный сан. 9 марта 1931 года его посвящают во диакона. В 1932 году отец Иоанн вновь переезжает, на этот раз – в город Малмыж Вятской епархии, где в течение 10 лет служит в Богоявленском храме. У отца Иоанна был красивый баритон, он был очень музыкальным человеком. На память он знал практически все церковные песнопения.
В начале 1942 года диакона Иоанна призывают на фронт. В рядах Красной Армии он участвует в боевых действиях. В 1944 году получает тяжелое ранение в левую ногу. Хирурги хотели отнять ногу, но он не согласился, и с тех пор стал носить на ней незаживающую язву, которая болела всю жизнь, мешала выстаивать длительные богослужения. Проведя полгода после ранения в госпиталях, отец Иоанн, демобилизовавшись, возвращается на Ижевсую землю и служит диаконом в храме села Пулька Удмуртии, причем, на вакансии псаломщика. Здесь его вновь поджидает испытание. Почтительное отношение к отцу диакону со стороны народа вызывает чью-то черную зависть. На него поступает донос, фабрикуется уголовное дело, и 10 декабря 1946 года, по приговору Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Удмуртской ССР, он был осужден по 58 статье, части 10 Уголовного Кодекса РСФСР, и приговорен к 5 годам лишения свободы. 58 статья – это знаменитая «лишенческая» статья, которая неоднократно применялась для расправы над духовенством. Она предусматривала конфискацию имущества и последующее лишение избирательных прав на три года. Отца Иоанна отправили по этапу на лесоповал в Красноярский край.
Там он видел многих священнослужителей, страдающих за веру Христову. Отсидев, как говорится, «от звонка до звонка», отец диакон Иоанн вышел на свободу лишь в 1951 году. Он вновь стремится к церковному служению. С огромным трудом получает место псаломщика в селе Ильинском Кировской области. В 1953 году архиепископ Кировский и Слободской Вениамин (Тихоницкий) назначает его в Никольский молитвенный дом в город Вятские Поляны – это южные пределы Вятской земли, недалеко от Татарстана. Там он служит до 1959 года. В 1959 году епископ Кировский и Слободской Поликарп (Примак) рукополагает Иоанна Евдокимова в сан священника и оставляет его вторым священником при том же молитвенном доме.
Отец Иоанн рассказывал, как много людей ходило в молитвенный дом, но, несмотря на это, в 1960 году власти решили разогнать в Вятских Полянах церковную общину. Для этого, прежде всего, необходимо было избавиться от священника, и в 1960 году уже немолодого батюшку, инвалида Великой Отечественной войны, прошедшего через все страдания, опять арестовывают и приговаривают к двум годам лишения свободы. И это в то время, когда в стране разоблачается культ личности Сталина,и начинается знаменитая «хрущевская оттепель»! Впоследствии, через много лет, в 1987 году, мне, в качестве секретаря Кировского епархиального управления, довелось открывать в Вятских Полянах храм. И я познакомился со скупыми строками страшных документов 60-х годов. Дело возрождения храма проходило с громадными трудностями, и вся эта история описана в одном из номеров газеты «Moscow News» за 1987 год.
Отец Иоанн Евдокимов вновь полностью отбывает срок заключения. Он обращается к церковным и светским властям, пытаясь устроиться служить на одном из приходов в Кировской, Казанской, Ижевской и других епархий. Но везде ему отказывают всесильные чиновники из Совета по делам религий. Он перебивается на хозяйственных работах в качестве дворника и грузчика. Наконец, пишет исполненное трагизма письмо Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию I, в котором подробно рассказывает свою горестную историю. Благодаря личному вмешательству Святейшего Патриарха, вошедшего в положение опального священнослужителя, в начале 1964 года, он, наконец, получает место псаломщика в том же Богоявленском соборе села Малмыж, где когда-то служил.
И лишь в 1964 году, после отстранения от власти Хрущева и ослабления гонений на Церковь, Преосвященный епископ Иоанн (Иванов) назначил отца Иоанна штатным священником на вакантное место в Троицкую церковь села Волково Слободского района Кировской области, где мы с ним и познакомились. Там батюшка служил более 20 лет, получив много церковных наград и заслужив признание народа.
Примечательно, что 9 мая 1985 года, в честь 40-летия Победы в Великой Отечественной войне, отец Иоанн получил от Святейшего Патриарха Пимена именную грамоту, в которой было написано, что он награждается ею «в признание личного вклада в достижение славной Победы советского народа в Великой Отечественной войне». Святейший выразил также благодарность «за патриотическое служение Родине и Церкви».
Протоиерей Иоанн Евдокимов мирно скончался 28 сентября 1986 года, в день памяти преподобного Никиты Костромского. Его погребли близ алтаря Троицкой церкви, в которой он служил последние годы своей многострадальной исповеднической жизни.
19 августа 1992 года протоиерей Иоанн Тарасович Евдокимов был полностью реабилитирован нашим государством. Я думаю, что эта, пусть даже посмертная, реабилитация очень важна. Ведь отец Иоанн и другие, такие же как он, исповедники, при всей своей безукоризненной честности и даже святости жизни, тем не менее, сильно переживали и некоторым образом смущались, когда упоминали о годах, проведенных в заключении. Отец Иоанн в личных беседах всегда подчеркивал, что страдал безвинно и очень переживал по этому поводу. Это удивительное проявление истинного христианского смирения новых российских исповедников!
В Троицкой церкви я испытал самые светлые переживания отрока, впервые приобщившегося к церковному служению. Здесь я впервые вошел в алтарь, получил благословение на ношение подрясника, в первый раз прочел шестопсалмие, научился церковному осмогласию, был допущен к кадилу, одел стихарь.
Одни из самых ярких впечатлений детства – это теплые, задушевные беседы с отцом Иоанном. Именно отец Иоанн написал мне рекомендацию для поступления в Санкт-Петербургскую духовную семинарию. Не просто ему было пойти на этот шаг – он боялся, потому что понимал, что подобное решение вызовет гнев кировского уполномоченного Совета по делам религий. И его, старца, могли вновь снять, лишить регистрации. Но со слезами он говорил мне: «Я не могу не помочь, не поддержать человека, который в это тяжелое время идет в Церковь и желает встать на мое место». Вечная тебе память, дорогой отец Иоанн!»

Служение митрополита Александра