В духовно-культурном центре имени Кирилла и Мефодия состоялась консультация сопредседателей Комиссии по диалогу между Русской Православной и Коптской Церквями
Воскресная Литургия в Представительстве Казахстанского митрополичьего округа в Москве
Митрополит Александр и посол Ватикана в Казахстане обсудили вопросы взаимодействия традиционных христианских конфессий в Республике
В попразднство Сретения Господня Глава Митрополичьего округа совершил Литургию в Матронинском храме Южной столицы
Выступление регента хора Казахстанского Митрополичьего округа О.Н. Овчинникова на II Международном съезде регентов и певчих Русской Православной Церкви

Состоявшийся в Москве в 2016 году по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла I Съезд регентов и певчих Русской Православной Церкви стал важным шагом в правильном и гармоничном развитии церковной музыки на современном этапе.

Четкое обозначение существующей проблематики в области певческого искусства, аргументированное объективное рассмотрение недостатков современного регентского служения – является важным шагом в правильном и гармоничном развитии церковной музыки на современном этапе.

Мне, как регенту хора Казахстанского Митрополичьего округа, приходится немало общаться со своими коллегами из разных епархий и регионов канонического пространства Русской Православной Церкви. Могу сказать, что среди большинства священнослужителей, регентов, певчих и активных прихожан за последнее время серьезно возрос интерес к возрождению певческого искусства, к грамотному исполнению произведений с точки зрения музыкальной науки и богослужебной традиции. В связи с этим возникает немало важных вопросов, касающихся как содержания репертуара, так и особенностей, и деталей исполнения музыкальных произведений.

Сегодня мы наблюдаем большое разнообразие в жанрах церковного певческого искусства – наряду с произведениями известных российских композиторов, которые со времен Синодальной эпохи прочно вошли в богослужебную жизнь нашей Церкви, можно услышать византийские или знаменные песнопения, грузинские или даже арабские напевы, встречаются и сочинения современников. С одной стороны, такое богатство мелодий и распевов дает большую свободу для творчества хоровых коллективов, для раскрытия потенциала регентов и певчих, а с другой – при неправильном употреблении – может превратить богослужение в набор концертных номеров или своей необычностью, а порой и экзотичностью, смутить умы и сердца прихожан, воспитанных на определенных, устоявшихся традициях. Представьте, обычный приходской храм, утреню Великой Субботы, пение тропарей «Благообразный Иосиф…». И, вместо привычного «Болгарского распева» зазвучит что-то иное, пусть даже весьма приятное на слух. Это же касается ирмосов «Помощник и Покровитель» или «Волною морскою», стихир Святой Пасхи и многих текстов Триоди и великих праздников. Какова будет реакция подавляющего большинства прихожан? Скорее всего, негативной. Существуют такие произведения, распевы и мелодии, которые стали органичной, неотъемлемой частью литургической традиции Русского Православия. Недопустим, на мой взгляд, отказ от Осмогласия в существующих и привычных для нас формах, сложившихся в XIX столетии в Санкт-Петербурге и Москве. Конечно, если речь не идет о храмах Единоверческой богослужебной традиции, где употребляется Знаменный распев.

В одном ряду с проблемами определения и формирования репертуара, перед регентом всегда стоит вопрос, как правильно должно звучать то или иное песнопение, сможет ли коллектив в данном составе грамотно исполнить произведение, каковы должны быть нюансы – темп, громкость, тесситура. Самая распространенная ошибка, на мой взгляд, это несоответствие произведения характеристикам и качествам коллектива. И речь идет не всегда об отсутствии профессионализма. К примеру, хор состоит из 8-ми человек с музыкальным образованием, с хорошими вокальными данными, и, вдруг, регент решает исполнить произведения Д. Бортнянского, А. Веделя или С. Рахманинова, фактура которых рассчитана на большой хор из более чем 20 человек. В результате, как показывает практика, получится куцее, суетливое и крикливое пение, далекое от церковного благочестия. Необходимо понимать для какого коллектива писал автор, какие особенности исполнения предполагались в первичной редакции, важно здраво и объективно рассчитывать силы своего хора, избегать неоправданных амбиций. Похожие правила действуют и в отношении древних распевов – Знаменного с его разновидностями – Демественным и Столповым. Мало просто петь в унисон, необходимо уметь передать характерные интонационно-мелодические особенности.

Еще одной актуальной проблемой является музыкальная пестрота, эклектичность пения за Литургиями и всенощными бдениями из-за отсутствия единства гармонической тональности и смешения жанров. За одним богослужением, порой, можно услышать и композиторские произведения в классическом стиле с элементами барокко или сентиментализма, и, унисонное «Единородный Сыне», и Херувимскую монастырского распева, и «византийский» задостойник. Несомненно, такое сомнительное разнообразие не способствует созданию молитвенного настроения. Но при этом, мелодическое единство не должно выстраиваться за счет сужения, обеднения репертуара. В Литургии и всенощном бдении могут присутствовать самые разные произведения, но главное, смысловое, музыкальное, тональное единство.

Одним из вариантов решения вышеозначенных проблем может стать создание нотных сборников, которые могли бы использоваться на клиросах в качестве конкретных пособий или ориентиров в подборе репертуара. Необходимо, чтобы эти своего рода пособия для регентов и певчих были изначально дифференцированы по целевому назначению: для односоставных и смешенных хоров, для праздничных дней и постных периодов, для монастырских и приходских храмов. Численность и профессиональная подготовка коллективов так же должна учитываться при подготовке подобного рода изданий.

Важно в духовных семинариях и училищах, где осуществляется подготовка регентов и псаломщиков, уделять внимание не только практическим части – изучению сольфеджио или дирижирования, но и теории церковной музыки. Будущим руководителям хоровых коллективов необходимо прививать вкус к подлинно церковному пению, любовь к традиции, деликатность и чуткость в отношении богатого музыкального наследия нашей Церкви. Как сказал Святейший Патриарх Кирилл: «То, что к нам пришло из истории, ломать не надо». Существует та область в церковном пении, где все уже завершено, закончено, где не нужен больше талант композитора, а требуется лишь мастерство регента. И основная задача специалиста, на мой взгляд, это почувствовать и понять. Главные моменты, имеющие важность в современном регентском делании – это систематизация церковно-певческой практики и обязательное сохранение певческих традиций. Очевидно, что, когда речь идет о значимости систематизации, необходимо избегать такой крайности как унификация, при которой во всех храмах должна звучать одни и те же произведения.

Отдельный вопрос церковного пения – это синергия алтаря и хора, сотрудничество священнослужителей и певческого коллектива во главе с регентом для создания единого богослужебно-музыкального пространства в храме. Речь идет о согласованности темпа, ритма служб, тональностей возгласов и пения, громкости звучания. Необходимо, чтобы духовенство и певчие, совершающие служение на одном приходе, регулярно встречались для обсуждения отдельных моментов богослужения. Особенно это касается подготовки к двунадесятым праздникам и периоду пения Постной Триоди.

Выступая на I Съезде, Его Святейшество обратил внимание на необходимость прививать интерес к церковному пению у детей и подростков, обучающихся в приходских воскресных школах: «Эти молодые люди, почувствовавшие интерес к церковному пению, могут пойти в семинарии на регентские отделения и пополнить корпус регентов Русской Православной Церкви».

В настоящее время каждая воскресная школа решает эту задачу по-своему. Для того чтобы дети и подростки заинтересовались церковным пением необходимо разработать интересные учебные пособия, а для преподавателей – разнообразный дидактический материал. И не только детям надо прививать любовь к церковному пению. Прихожане зрелого, а особенно пожилого возраста сами зачастую проявляют интерес к хоровому пению. Для них также нужны пособия, написанные понятным языком.

Святейший Патриарх Кирилл призвал в своем слове к возрождению народного пения. К сожалению, уже ушло то поколение прихожан, которые на память могли исполнять на службах не только «Верую» и «Отче наш», а знали слова и мелодии панихиды, молебнов, тропари и стихиры праздников. Современные прихожане, особенно молодого возраста, в массе своей нередко стесняются петь на службах. Поэтому работа предстоит весьма непростая. Необходимо с одной стороны повышать грамотность верующих в области литургики (через проповеди, беседы, распространение просветительской литературы, концерты-лекции церковной музыки в приходских духовно-культурных центрах), а с другой – организовывать пение прихожанами самых простых молитвословий. Кроме Символа веры и молитвы Господней за Литургией, на всенощном бдении обычно исполняются «Богородице Дево» и «Воскресение Христово». Относительно легко научить прихожан петь «Господи, помилуй» на ектениях. Только после того как традиция укоренится, уже можно думать о дальнейшем привлечении народа к пению. Уверен, что в данном случае не должно быть места какому-либо принуждению или чрезмерной настойчивости со стороны церковно-священнослужителей. В Алма-Атинской епархии Митрополичьего округа существует такая практика, когда участникам богослужения заранее раздаются тексты молитвословий, а затем народ поет под управлением диаконов, которые ведут мелодию и дирижируют. Помню, что поначалу среди части прихожан присутствовала некоторая робость, но через несколько служб даже воцерковляющиеся молодые люди стали с большим воодушевлением петь. Поиск форм вовлечения верующих в общенародное пение должен продолжаться, но при этом важно сохранять и развивать профессиональные коллективы, без пения которых невозможно представить величие и красоту православного богослужения.

В своем выступлении мне бы хотелось сказать несколько слов о творчестве двух современных церковных композиторов, произведения которых особенно любят в Казахстане. Говоря «современные», имею ввиду вторую половину ХХ столетия. Это - Николай Владимирович Бутомо и Алексей Константинович Снежинский (настоящая фамилия - Годзяцкий). Следует сказать, что непосредственного отношения к Казахстану они не имели. Но благодаря тесным духовным связям между церковными регентами Белоруссии, где трудился Николай Бутомо, и Украины, где совершал свое делание Алексей Снежинский, в библиотеках казахстанских храмов появилось большое число сборников интересных и красивых с музыкальной точки зрения произведений. Отмечу, что эти связи не прекращались даже в моменты обострений гонений на Православие.

Николай Владимирович Бутомо родился 9 мая 1905 года в Гомеле, где прожил почти всю жизнь. Его отец Владимир Петрович – известный в Гомеле священник – служил в Преображенской церкви. Не смотря на тяжелые жизненные обстоятельства, будучи фактически исповедником веры, он почти два десятилетия исполнял обязанности регента в Гомельском соборе апостолов Петра и Павла и в храме святителя Николая Чудотворца. Все эти годы Николай Бутомо сочинял богослужебную музыку для своего хора, а также по просьбам регентов из других городов и республик. Ему принадлежит около трехсот (!) хоровых произведений. Восемь рукописных сборников написал неутомимый музыкант, и каждая партитура — образец хорошей церковной музыки.

50-60-е годы явились пиком творчества гомельского композитора. Он пишет свои лучшие произведения – тропари, великопостные и праздничные песнопения, ведёт активную переписку не только с белорусскими музыкантами, но и с регентами России, Украины, Казахстана. Рассылает свои произведения, пишет их по заказу. Николай Владимирович умер 26 октября 1983 года, не увидев возрождения церковной жизни, не дождавшись заслуженного признания. Но лучим памятником этому автору является его бессмертное творчество.

Второй композитор - Алексей Константинович Снежинский, уроженец украинского города Жмеринки 1904 года. В 30-х окончил Киевскую консерваторию. И, несмотря на развернувшиеся на Украине гонения на Православие, посвятил себя церковному служению на ниве хорового искусства. Его, как регента, знали многие киевские храмы, но большая часть его деятельности была отдана Владимирскому кафедральному собору. Алексей Снежинский преставился в 1992 году.

Характер произведений этих композиторов разнообразен. С одной стороны, чувствуется продолжение традиций «новой петербургской школы». В своем творчестве Бутомо и Снежинский заботятся о сохранении богослужебного текста (через отказ от излишних повторов отдельных фраз и выражений), о соответствии мелодико-ритмической структуры произведения естественной просодии церковнославянского языка и весьма профессионально применяют методы классической европейской гармонии.

А с другой стороны, неизбежно влияние богатой песенной и хоровой культуры Украины и Белоруссии. Композиторы используют красочные гармонические сопоставления, переходы мажор-минор, тональные сдвиги, модализмы и прочие гармонические музыкальные выразительные средства для усиления смысловых акцентов в текстах.

Регенты и певчие, прихожане и просто ценители классической музыки любят произведения Снежинского и Бутомо за художественное разнообразие, интересные стилистические особенности, музыкальную яркость, психологическую глубину и созерцательность. Но, пожалуй, самое главное, что присутствует у этих, к сожалению, пока еще недостаточно известных церковных композиторов, - это верность традициям православного церковного пения. На их творчестве мы видим, что бережное отношение к музыкальной культуре Православия, пребывание в определенных канонических рамках, следование наставлениям и урокам своих предшественников и учителей, ни в коей мере не мешает профессионалу в создании новых произведений. Напротив, сохранение духа церковного пения, ориентирование на лучшие образцы прошлых эпох, становится основой для новых свершений в области православного певческого творчества.

Культура и Искусство