Управляющий делами Митрополичьего округа совершил воскресную Литургию в Богоявленском храме Алма-Аты
Архиепископ Уральский и Актюбинский Антоний и епископ Кокшетауский и Акмолинский Серапион приняли участие в праздновании в честь Табынской иконы Божией Матери в Оренбурге
Митрополит Астанайский и Казахстанский Александр совершил молитвы о жертвах трагедии в Керчи
Объявлены победители теннисного и шахматного турниров VIII детско-юношеского фестиваля земли Семиречья
Казахстанскому Митрополичьему округу передана частица мощей священномученика Михаила Тихоницкого

12 декабря 2018 года. По ходатайству Предстоятеля Православной Церкви Казахстана митрополита Астанайского и Казахстанского Александра глава Вятской митрополии митрополит Вятский и Слободской Марк передал в благословение верующим Казахстанского Митрополичьего округа частицу мощей священномученика Михаила Тихоницкого, служившего в сане протоиерея в городе Орлове Вятской губернии.

Казахстанскому Митрополичьему округу передана частица мощей священномученика Михаила ТихоницкогоПротоиерей Михаил прожил богоугодную жизнь, наполненную пастырскими трудами, и пострадал за Христа 20 сентября 1918 года. Его честные мощи были обретены по благословению приснопамятного митрополита Вятского и Слободского Хрисанфа (Чепиля) 16 сентября 2008 года и перенесены в храм Рождества Пресвятой Богородицы в городе Орлове, где пребывают и по сей день.


Житие священномученика Михаила Тихоницкого

В Вятской губернии в селе Ошеть Нолинского уезда в семье псаломщика Спасской церкви Петра Тихоницкого и его жены Анфисы Ивановны в 1846 году родился сын. Его нарекли Михаилом в честь Архистратига Божия Михаила. Ребенок рос послушным любознательным мальчиком. Михаил с детства слышал слова Святого Евангелия, которое читал в храме его дед диакон Иван Янкевский. Нередко он и сам помогал отцу читать и петь на клиросе.

Когда пришло время учиться, Михаила отправили в Вятку в духовное училище. Он с усердием и любовью учил задаваемые уроки. Особенно ему нравились уроки Священного Писания и педагогика. Учитель Александр Добринский отзывался о нем как об ученике довольно хороших способностей, ревностного прилежания и удовлетворительных успехов. Окончив училище, Михаил поступил в семинарию. Продолжая обучение, он не терял ревности к постижению наук и стяжанию знаний. В это время многие одноклассники Михаила оставляли духовное звание, увлекаясь новыми веяниями науки или политики. Но Михаил остался тверд в вере, решив посвятить свою жизнь служению Святой Церкви и продолжить древнюю священническую династию Тихоницких. Его любовь к Богу, Церкви и людям превозмогла все соблазны и искушения мира сего. Успешно закончив семинарию, Михаил решил осуществить свое давнее желание и просил Преосвященнейшего Аполлоса, епископа Вятского и Слободского, рукоположить его в священный сан. Вскоре он был поставлен сначала в диакона, а затем и в священника. Михаил выбрал трудный и тернистый путь – путь пастыря Христова. «Почему пастухи называются пастухами, потому и епископы и пресвитеры называются пастырями. Пастухи выбираются из своего села или деревни, чтобы пасли скот их: тако пастыри, епископы и пресвитеры избираются от Церкви, чтобы пасли души христианские». Свое священническое послушание ему суждено было нести в небольшой Ильинской церкви Ижевского завода. Незадолго до этого храм был отдан единоверцам и молодой священник, ему в это время было только 24 года, стал подвизаться на поприще проповеди Слова Божия и обращения из раскола прихожан. Проводя и прежде добродетельную жизнь, он, приняв сан священника, еще более стал трудиться так, что, видя его добрые дела, люди прославляли Отца Небесного. Многих людей он удержал от заблуждений, многих раскольников вернул в лоно Святой Матери-Церкви.
Спустя два года отца Михаила перевели в село Подрелье. Не оставляя молитвенного подвига, он взял на себя и подвиг просветительский. Отец Михаил становится преподавателем в сельском земском училище. Памятуя слова апостола, что пастырь должен «всякий день и в храме и по домам не преставать учить и благовествовать об Иисусе Христе» (Деян. 5:42), он с особой ревностью подвизался на этом поприще. «Ревностен в проповедании Слова Божия и разъяснения учения Святой Церкви. Располагает к ней зараженных расколом прихожан. По многотрудной пастырской деятельности заслуживает внимания епархиального начальства» - писал об отце Михаиле благочинный. Прихожане любили своего пастыря, чувствовали они в своем батюшке невидимую силу, которая исходила от него и исцеляла страждущие души. Во всякое воскресенье или праздничный день спешили они в свою приходскую церковь послушать слово любимого пастыря. Такую же искреннюю любовь и нежную привязанность питали к отцу Михаилу его ученики.

Через некоторое время отец Михаил был переведен с семьей в село Быстрица, стараясь быть по слову апостола «хорошо управляющим домом своим, детей содержащим в послушании со всякой честностью; ибо, кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли пещись о Церкви Божией» (1Тим. 3.4-5.). В то время у отца Михаила уже было четверо детей. Жена Апполинария Владимировна и мать Анфиса Ивановна всеми силами помогали отцу Михаилу содержать дом в благочестии. Сознавали они, что дом священника – образец для прихожан. Несмотря на свою постоянную занятость в храме и сельском училище, отец Михаил находил время и для того, чтобы заниматься воспитанием детей, которым Господь уготовал разную судьбу. Вениамин и Владимир стали иерархами Церкви Божией, третий сын Елпидифор подвизался на ниве народного просвещения. Дочери Мария, Юлия и Вера стали талантливыми педагогами. Отличительными качествами отца Михаила всегда были сострадательность и милосердие. Вступая в общество Красного Креста, он старался всеми силами помочь болящим и нуждающимся. Труды отца Михаила на этом поприще были так значительны, что общество с радостью наградило его значком Красного Креста II степени. Но важнейшей для отца Михаила была забота о Доме Божием – храме. По просьбе прихожан он возглавил приходское попечительство, которое начало строительство каменной ограды вокруг церкви. Это было хлопотным делом, но терпением и смирением батюшка преодолел немощи человеческой плоти и с помощью Божией построил каменную ограду с решеткой и воротами. Она и сейчас украшает Троицкую церковь. В Быстрице он продолжал учить детей Закону Божию в сельском училище. По-доброму отзывались о нем учителя и ученики: «Законоучитель священник Михаил Тихоницкий усердный и опытный преподаватель закона Божия, уроки преподает ученикам самым простым, понятным для детей языком. При спрашивании урока внимание его не останавливается на одном ученике, а относится ко всем».
В 1881 году отец Михаил был переведен в Троицкую церковь города Орлова. « Пример смирения вашего подавайте людям вашим, - говорит святитель Тихон Задонский. Пусть люди смотрят на вас, и видят в вас смирение Христово и познают, что от Пастыреначальника Иисуса Христа посланы к ним пастыри». Примером такого смирения была жизнь отца Михаила. Переезжая из прихода в приход, он всегда довольствовался малым. Всегда проживал в церковном доме, не получал никакого жалования, а только пользовался добровольной платой прихожан за требоисполнение. Скромность и смирение отца Михаила всегда были примером для прихожан. Трудился он не ради наград и славы человеческой, а во славу Божию. По слову апостола: «За что же мне награда? За то, что проповедуя Евангелие, благовествую о Христе безмездно, не пользуясь моею властью в благовествовании» (1Кор. 9:18).

11 декабря 1881 года снова трагедия в жизни семьи Тихоницких - умерла супруга Апполинария Владимировна. Это была тяжелая утрата: скончался любимый человек и лучший друг, деливший с отцом Михаилом все трудности приходской жизни, бережно и нежно заботившийся о семейном уюте и воспитании детей. Подобно многострадальному Иову, Господь испытывал веру праведника. Учительский талант, данный от Бога, отец Михаил преумножил и возвернул сторицею. В Орлове он был назначен преподавателем Закона Божия в Татианинской женской гимназии. Все умение и богатый преподавательский опыт вкладывал отец Михаил в свои уроки. Ученицы отвечали ему усердием и вниманием. После одна из его учениц, Н.В. Березина, вспоминала об уроках отца Михаила: «Он преподавал у нас Закон Божий и был духовником учениц. Всегда наставлял нас на правильный путь, учил, как чтить Господа». Особое место в жизни отца Михаила занимало служение в маленькой Вознесенской церкви города Орлова, куда он был перемещен в 1898 году. Этот храм был расположен посреди старинного городского кладбища. Крестьяне соседних деревень часто посещали его; любили они скромный дом Божий и родные могилки вокруг него. Среди воспоминаний его сына Елпидифора есть те, которые ярко и живописно повествуют об этом периоде жизни отца Михаила.  «Однажды в Пасхальную ночь отец Михаил, как обычно, совершал богослужение в своем храме. Обрамленный серебристой сединой волос в серебряной ризе светился он весь, как угодник с иконы; даже обычно серьезное, строгое лицо его излучало сияние. Идет крестный ход вокруг церкви под светлый трезвон особенно усердствующего ради праздника церковного сторожа. Толпа настроена торжественно. Мигающими точками негаснущих в безветренной ночи свечей движется она вслед за хоругвью и запрестольным крестом. В момент, когда мастер-звонарь переводит трезвон на пиано, слышен в ночной тишине старческий тенор священника и молодой бас псаломщика, доносятся отдельные слова: «Ангели поют на небеси». Невольно взор устремляется в темное небо и чудится, что оттуда несется это тихое пение. Крестный ход окончен. Замолкли колокола. На церковной паперти при закрытых дверях начинается торжественное пасхальное Богослужение. По-молодому, бодро, исполненный веры звучит голос старца-священника: «Да воскреснет Бог», а ему вторит любительский хор ликующим напевом: «Христос воскресе из мертвых»… Новый возглас и тот же напев… Кончилось пение. Батюшка поворачивается к молящимся и с сияющими глазами ликующе, звонко восклицает: «Христос воскресе!» - «Воистину воскресе!» гудит четко восторженно толпа и справа, и слева, где подымается над ней золоченый крест, освещенный трехсвечником… Стихает гул, как уходящий гром. Батюшка делает несколько шагов вперед, останавливается на ступеньках паперти и, обращаясь в ночную тьму, к разбросанным всюду могилам, каким-то особенно проникновенным, задушевным голосом произносит: «И вы, сущие во гробех – Христос воскресе!» Толпа замерла, глаза всех устремлены туда, где черная ночь скрывает могилы, вытянулись шеи, напрягается слух: кажется все ждут чуда, ответа… А оттуда несутся вздохи весенней ночи и пробуждающейся матери-земли, словно действительно вырывается из глубины могил задушевный звук ушедших от нас и в бьющемся сердце живых отражается ответным призывом: «Воистину воскресе!». В 1913 году Россия широко отмечала 300-летие Царствующего дома Романовых. В эти торжественные дни уважаемый и всеми любимый священник Михаил Тихоницкий был определен в Казанско-Богородицкий собор города Орлова. Господь не оставляет тех, кто трудится во славу Его святого Имени. Несмотря на преклонный возраст, - старцу в те годы было уже 67 лет, - он стал духовником городского духовенства, благочинным церквей города Орлова, хотя и по-прежнему нес учительские труды в Орловской женской гимназии. На Поместном соборе 1917-1918 годов произошло судьбоносное, поворотное событие в жизни Русской Церкви. После двухвекового вынужденного безглавия она вновь обрела своего предстоятеля, первосвятителя – Патриарха Московского и всея Руси. Когда совершился исторический акт восстановления патриаршества, Россия оказалась на пороге политического переворота, повлекшего за собой массовые и кровавые репрессии. «В условиях беспрецедентных в истории притеснений, преследований и открытых гонений многочисленные сонмы святителей, священников, монашествующих и простых русских людей явили высоту, величие и благородство христианского религиозного духа и запечатлели свою верность Христу праведной мученической кровью», - так отзывается об этом периоде истории русской Церкви Святейший патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Одной из первых жертв большевистского произвола на Вятской земле стал протоиерей Михаил Тихоницкий.  Скорбя о горе, постигшем православный русский народ, ревнуя о защите вверенной Богом паствы от гонителей Церкви, патриарх Тихон издал послание, в котором анафематствовал участников кровавых расправ над невинными людьми. « Тяжкое время переживает ныне Святая Православная церковь Христова в Русской земле, - было сказано в послании, - гонение воздвигли на истину Христову явные и тайные враги сей истины, и стремятся к тому, чтобы погубить дело Христово и вместо любви христианской всюду сеют семена злобы, ненависти и братоубийственной брани.… Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые распри…. А вы, братия архипастыри и пастыри, не медля ни одного часа в вашем духовном делании, с пламенной ревностью зовите чад ваших на защиту попираемых прав Церкви Православной…». Воззвание патриарха укрепило духовное мужество верующих людей, подвигло их на страстное терпение и стояние за веру до крови. « Послание я понимаю так, - напишет впоследствии отец Михаил, - с помощью его я могу говорить и проповедовать гражданам о мире, о мире между людьми моим братьям. Иначе понимать это послание, кроме как стремление к миру между людьми, я не могу». С надеждой на примирение, возобладание любви и согласия, 15 февраля 1918 года отец Михаил зачитал послание Святейшего патриарха Тихона за Божественной литургией в Казанском соборе города Орлова. «Часто бывает, что пастырь много клеветы, злословия, поношения, хулы напрасно терпит. Никто бо более не подлежит злословию и оклеветанию, как пастырь. Злые бо люди, которых он пороки обличает, не терпя того, часто о нем злой проносят слух». Так случилось и с отцом Михаилом. Гонители-богоборцы правильно оценили значение этого послания, они увидели, что народ, слушая и читая его, почувствовал, что в пучине гонений он обрел своего кормчего, своего отца и молитвенника. Они не могли недооценить и силу слова всеми любимого и уважаемого священника. Единственным выходом для них было оторвать прихожан от своего пастыря. Уже вечером 15 февраля отец Михаил был посажен под домашний арест. Через два дня следственная комиссия постановила передать дело в Революционный Трибунал. Обвинительный акт был полон злобы и ненависти к Церкви, но в нем нет ни единого слова в адрес отца Михаила. В вину ему было поставлено лишь прочтение «контрреволюционного» послания. На допросе он показал, что виновным себя не признает. Защитники, присутствовавшие на суде, обратили внимание Трибунала на нравственные качества отца Михаила, « на то, что он не является политическим деятелем, и выступление его было направлено не против советской власти, а в защиту Церкви и веры». Надежда обвинения на свидетелей тоже не оправдалась. Последние стали не обвинять, а защищать о. Михаила, рассказывая об его нравственных качествах, о его щедрости к бедным и бескорыстности.  28 февраля 1918 года Трибунал Орловского Совета Крестьянских, Рабочих и Солдатских Депутатов, несмотря на выступления свидетелей и защитников, признал протоиерея Михаила Тихоницкого виновным в контрреволюционном выступлении, но «считаясь с его преклонным возрастом, а также с двухнедельным домашним арестом, который он отбыл до суда, постановил: объявить на первый раз общественное порицание, предупредить, что если в дальнейшем он будет вести в пределах Орловского уезда агитацию контрреволюционного характера, Революционный Трибунал должен будет прибегнуть к более суровому наказанию». Прошло полгода со времени первого ареста отца Михаила. Все это время он по-прежнему продолжал служить Богу, Церкви и людям. Здоровье его сильно пошатнулось. Волнения и переживания отразились на здоровье старца. По словам его дочери «заключение, душный воздух, лишение движения убийственно повлияли на его старческие истощенные силы». Отец Михаил в это время неоднократно обращался к врачу, так как страдал «слабой деятельностью сердца и весьма слабой работой кишечника». Но желание помогать ближним осталось прежним. Несмотря на свои немощи, он часто посещал больных, помогал нищим и заботился о заключенных.
5 сентября 1918 года Чрезвычайная комиссия при Совете Народных Комиссаров поручила комиссару комиссии М. Беляеву произвести обыск на квартире Тихоницких. Ничего запрещенного или подозрительного обнаружить не удалось. После обыска, по-видимому, отцу Михаилу было предложено уехать из города, что он и сделал, не догадываясь о готовящейся провокации. На следующий день, после отъезда отца Михаила из Орлова, 7 сентября 1918 года, комиссар Чрезвычайной комиссии Н. Воробьев получил ордер на обыск и арест священника Тихоницкого, «проживающего в селе Русаново Левинской волости Орловского уезда». В ордере существует характерная запись: «задержать гражд. по усмотрению предъявителя в деревнях Левинской волости и по дороге». Так отцу Михаилу вменялся побег от правосудия. Арест состоялся на следующий день – 8 сентября 1918 года в деревне Нижняя Едома Левинской волости в доме Прокопия Семеновича Фокина. В протоколе обыска сделана запись: «обыск без результата». И, тем не менее, трое человек: «священник отец Михаил, кулак деревни Едома Прокопий Семёнович Фокин и Екатерина Халтурина из деревни Рябиничи» были арестованы. Обвинение, предъявленное отцу Михаилу, было более чем абстрактное, его обвиняли в контрреволюционной деятельности. В протоколе допроса о. Михаил написал: «В настоящей борьбе не разбираюсь, но только желал бы, чтобы этой борьбы не было между христианским народом…. А на аресты вашей комиссии смотрел как на нужное дело. Знал я раньше, что была борьба городской думы с организаторами власти, за что, я предполагаю, сейчас идет расправа». Отсутствие состава преступления позволяли надеяться, что комиссия, проведя расследование, освободит отца Михаила из под стражи. «На мой арест, - говорил отец Михаил, - я смотрел как на арест для расследования, так как я знал, что меня без суда не накажут, и был уверен, что освободят, ибо я все время учил народ только добру, а не плохому». 14 сентября одна из дочерей написала прошение в Орловскую комиссию с просьбой освободить отца из заключения: «…Убедительнейше прошу рассмотреть дело Тихоницкого, увериться в его полной невиновности и освободить от заключения, дабы остатки дней своих мог старец в спокойствии приготовляться к смерти…». Все прошение проникнуто дочерней любовью, уважением и трогательной заботой к престарелому отцу. Однако прошение дочери во внимание комиссии не было взято. 19 сентября был проведен допрос, а 20 сентября 1918 года «следователь Юревиц, произведя следствие по делу священника Тихоницкого, по обвинению его в контрреволюционной деятельности постановил: за распространение воззваний против власти свящ. Тихоницкого – расстрелять». В тот же день Юревиц написал председателю Орловской ЧК: «Прошу привести к исполнению приговора Тихоницкого расстрелом». 20 сентября 1918 года в 9 часов вечера приговор был приведен в исполнение. Он отдал жизнь за Христа, воистину исполнив слова апостола: «ты последовал мне в учении, житии, расположении, вере, великодушии, любви, терпении, в гонениях, страданиях» (2Тим. 3:10-11). Уводимый на казнь, отец Михаил воспевал Пасхальный канон и утешал бывших с ним людей. Надежда Васильевна Березина вспоминала: «…я видела с подругами гимназистками, как отца Михаила вели на расстрел. Он шел, как всегда неспешно, слегка опустив голову, и все молился в слух: «Господи, прости их, они не знают, что делают», и только вот это все повторял. Он был одет в рясу, которую потом снял и бросил знакомой прихожанке, с просьбой передать домой. Конвоиры не препятствовали. Когда его довели до церкви, при которой была богадельня для престарелых, батюшка осенил себя крестным знамением и благословил здание. Его привели на кладбище. Заставили копать могилу. Торопили. Видимо, боялись, что придут люди на выручку. Старец трудился из последних сил, но выкопал не глубоко. Сказали: хватит. Отец Михаил попросил помолиться. После молитвы повернулся к конвоирам и стал ждать. Не разрешил связывать руки и завязывать глаза. Стоял прямо, как-то даже грозно. Прогремели выстрелы. Он упал в могилу, которую быстро стали засыпать. От страха мы боялись даже дышать, как будто неведомая сила прижала нас к земле. Дождались, когда все ушли, и убежали домой».
О мученической кончине отца его сын епископ Владимир узнал в Москве, будучи участником Поместного собора. По его словам, сам Святейший Патриарх приехал к нему на извозчике выразить свое соболезнование. Это была одна из первых жертв революции. Отец Михаил своей мученической кончиной открыл врата подвига исповедничества, благочестия и мученичества для сотен православных пастырей и мирян Вятской земли. В своей жизни отец Михаил совершил много чудес, врачуя и утешая людей в скорбях и несчастьях. Но, может быть, наибольшее чудо проявилось в его самоотверженной, преодолевающей все преграды христианской любви к Богу, Церкви и людям. И эта любовь старца преодолела даже такую преграду, как смерть. Духовная связь пастыря со своими чадами сохраняется и ныне. Духовность старца так же, как и раньше, приводит к нему многих людей, которые всегда будут тянуться к этой величайшей личности. Каждый из обращающихся сейчас к отцу Михаилу за помощью чувствует его великое молитвенное предстательство за них пред Богом.  В 1926 году сын отца Михаила Елпидифор написал: «Спит вечным сном старичок-священник, сраженный пулей за свою чистую веру. Кругом его улеглись его духовные дети, расстрелянные тогда же за свою крепкую любовь к Родине. Пишут мне, что не зарастает тропа к могиле мучеников и жив в сердцах населения образ светлого старца-молитвенника. Только храм замолк, и в пасхальную ночь не раздается уже христианский привет живого мертвым. Но в моей душе в полночный час встречи воскресшего Христа звучат трогательные, полные непоколебимой веры слова: «И вы, сущие во гробех – Христос воскресе!» Всем напряжением умиленного чувства шлю я тогда в беспросветную даль мученику-Батюшке святой привет: «Христос воскресе, во гробе сущий и в моем сердце живущий». Могила отца Михаила стала местом особого, благоговейного почитания православных людей. Жительница города Орлова Шалагинова О.А. рассказывает: «Я живу рядом с кладбищем, где могила протоиерея Михаила Тихоницкого. Хожу к нему каждый день. Когда у меня сильно болела голова, терпеть не было сил, я взяла песочек с могилки протоиерея Михаила Тихоницкого, помолилась, просила, чтобы помог. Песочек положила в бумажку, прикладывала к голове и все боли прошли». Подобные случаи рассказывают и другие жители г. Орлова. Народная тропа к могиле старца ширится. К могиле старца-мученика часто приходят люди. Все крепнет в народе искренняя вера в него как небесного покровителя и помощника. Память об отце Михаиле сохранилась в народе как о мученике, отдавшем жизнь за веру, безвинно пострадавшем за проповедь Слова Божия людям. Знавшие его при жизни горожане и те, кто слышал о нем из рассказов своих родителей, уверены в его святости. «Все гимназистки и все, кто его знал, почитали его за святого, да и он достоин был этого», - говорит одна из его бывших учениц.  8 сентября 2008 года святые мощи прот. Михаила Тихоницкого были обретены на кладбище г.Орлова в месте, память о котором сохранило церковное предание. Ныне они пребывают в приходской церкви Рождества Пресвятой Богородицы. Служение отца Михаила, его мученический подвиг показывает нам, что лишь в Церкви Христовой достигается полнота истинного христианского совершенства, находится прямой и верный путь к спасению.

Житие составлено клириком Вятской митрополии протоиереем Андреем Дудиным.

Новости казахстанского митрополичего округа