В Астане состоялось торжественное открытие хачкара – армянского памятного креста
В Троицкую родительскую субботу митрополит Александр совершил Литургию и поминовение усопших в главном храме Алма-Аты
Состоялась встреча митрополита Астанайского и Казахстанского Александра со студентами, поступившими на 1 курс Алма-Атинской духовной семинарии
Главе Представительства Европейского Союза в Казахстане Траяну Христеа вручен орден Митрополичьего округа «За Усердное Служение»
Собор во имя святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца, город Алма-Ата
  • 050012, город Алма-Ата, ул. Байтурсынова, 56/5.
  • (+7 727) 227-54-65 (настоятель), (+7 727) 267-58-99 (иконная лавка), (+7 727) 267-59-10 (дежурный)

 


Историческая справка

 

В 1904 году жители юго-западной части города Верного, местности, которая в то время называлась Кучугуры, обратились к епископу Туркестанскому и Ташкентскому Паисию (Виноградову) с просьбой благословить сбор пожертвований и изыскание средств для строительства в этом районе церкви, на что архипастырь выразил свое согласие.

В то время в окрестностях города Верного, в горах, в небольшой деревянной келье жил блаженный Илия-угольник, всего себя отдавший молитве и богомыслию. Угольником он звался потому, что жег в горах осиновые угли, приносил их в город, продавал, а на вырученные деньги покупал скромное пропитание и снова поднимался в горы. Блаженным его прозвали за то, что приходил в город он всегда черный от угольной пыли, обвешанный железными банками, которые гремели на нем, когда он с мешком углей за спиной шел по улицам Верного.

Когда выбиралось место и изыскивались средства на постройку храма в честь святителя Николая, народ пошел к Илии услышать, что он скажет:

– Отец Илия, мы хотим строить церковь святителю Николаю. Что вы скажете?
– А где хотите строить?
– На Кучугурах, на Зубовской площади.
Подумал Илия и сказал:
– Стройте! Эта церковь до конца стоять будет!

14 декабря 1908 года храм во имя святителя Николая, созданный по проекту архитектора С.К. Тропаревского, был освящен епископом Туркестанским и Ташкентским Димитрием (Абашидзе), прославленным ныне в лике святых, как преподобноисповедник схиархиепископ Антоний.

Настоятелем в этот храм был назначен протоиерей Александр Филимонович Скальский, бывший до своего нового назначения настоятелем Александро-Мариинской церкви при детском приюте города Верного, расположенного там же, в Кучугурах.

По просьбе прихожан Никольской церкви епископ Димитрий (Абашидзе) в 1910 году направил настоятелю Русского на Афоне Пантелеимонова монастыря просьбу – благословить верненцев частицей мощей великомученика Пантелеимона. Вскоре частицы мощей целителя Пантелеимона, святителя Григория Богослова и святителя Нифонта, Патриарха Цареградского, были переданы на Афонское подворье в Одессе, где их встретил посланный от верненского духовенства диакон Никольской церкви Стефан Пономарев.

За короткое время Никольская церковь стала одной из наиболее посещаемых в городе, а ее настоятель, искренне любивший свою паству, приобрел глубокое уважение и почитание со стороны православных верненцев.

Хроники тех лет свидетельствовали: «Кучугурский храм выделяется среди многих приходских храмов города Верного не только своей внешней красотой, напоминающей наилучшую пору зодчества, но и своей внутренней жизнью. Богомольцев стало стекаться так много, как нигде, а если усердие их будет стоять на той же высоте, то этот храм скоро придется расширить».

После октябрьского переворота по всей стране нарастала волна гонений на Церковь Христову. В Семиречье шквал убийств и арестов начался с расстрела в 1918 году епископа Верненского и Семиреченского Пимена (Белоликова), после чего Алма-Атинская кафедра оставалась пустующей до 1927 года.

Никольский храм, клир которого не уклонился в обновленческий раскол и твердо хранил верность Патриаршей Церкви, явился в этот период оплотом Православия в Алма-Ате.

Настоятель храма протоиерей Александр Скальский своей благочестивой жизнью, проповедями и благоговейным служением у престола Господня объединял вокруг себя прихожан. Он жил один в одной из комнат в доме при Никольском храме и все свободное от службы время посвящал больным и обездоленным. Богослужение он совершал торжественно и празднично, его голос был слышен в самом дальнем уголке храма. «Это же у Престола Господня! — говорил он. — Это же Богу служить! Богу! Богу! Надо, чтобы лю-ди радовались, чтобы все были веселы! Надо так служить, чтобы и сам воздух звенел».

В подвале Никольской церкви отец Александр приютил насельниц закрытого в 1921 году Верненского Иверско-Серафимовского монастыря. В храме они пели на клиросе, пекли просфоры, продавали свечи, - стали жить, как в монастыре, и почти по монастырскому уставу.

После 1917 года вернулся с фронта священник Стефан Пономарев и был назначен в Никольскую церковь. Он имел совершенно иной характер: был всегда молчалив, погружен в молитву. Служил отец Стефан ежедневно: «Боже упаси, — говорил он, — службу пропустить». И службы его были тихими, неторопливыми, благоговейными. Зимой в Никольском храме было холодно. Отец Александр имел желание устроить в подвале храма теплую церковь, но осуществить это благое намерение во времена нищеты и гонений ему не удалось.

Много лет спустя теплый храм в честь Успения Божией Матери был устроен в цокольном этаже храма и освящен священноисповедником Николаем (Могилевским), митрополитом Алма-Атинским и Казахстанским.

Среди сонма мучеников и исповедников, служивших и молившихся под сводами Никольского храма в 1920-е и 1930-е годы особое место занимают архипастыри Алма-Атинской кафедры: епископ Лев (Черепанов), епископ Герман (Вейнберг) и архиепископ Александр (Толстопятов).

Когда в Алма-Ате был закрыт для богослужений Вознесенский кафедральный собор, выставленные из собора обновленцы во главе с лжемитрополитом Мелхиседеком перешли в Троицкую церковь. Приверженцы раскольнического обновленческого движения, созданного большевиками для разрушения Русской Православной Церкви изнутри, кроме Троицкого храма заняли Софийский собор и Покровскую церковь. Отказавшийся служить вместе с раскольниками, клирик Троицкого храма протоиерей Филипп Григорьев попросился к отцу Александру в Никольский храм, и тот с радостью принял потерявшего приход пастыря.

К этому времени в Алма-Ате верными Православию оставались лишь две церкви – в честь Казанской Божией Матери, расположенная в отдаленной части города – Малой станице и Никольская церковь в местности Кучугуры. Именно Никольская церковь стала в то время кафедральным собором Алма-Атинской епархии, где начал совершать архиерейские богослужения епископ Герман (Вейнберг). В Алма-Ату владыка Герман прибыл вместе с игуменом Феогеном (Козыревым). Жили они в Никольском храме в правой боковой комнате у притвора. Отец Феоген был почти вдвое старше молодого епископа Германа. Владыка относился к нему как к старцу, всегда спрашивая его совета.

Алма-Ата была переполнена ссыльными, которые обращались за помощью к епископу Герману. Нередко алтарь Никольской церкви был переполнен духовенством – от диаконов до архиереев. Владыка Герман и священники Никольского собора понимали, что, помогая ссыльным, они навлекают на себя гнев «власть предержащих» и ожидали скорого ареста. О предстоящем аресте, назначенном ГПУ на 10 декабря 1932 года, священники узнали от прихожанки Никольской церкви – матери начальника ГПУ Иванова.

Накануне вечером 9 декабря владыка Герман с собором духовенства совершал Всенощное бдение в честь иконы Божией Матери, именуемой «Знамение». Пел хор из ссыльных певчих и оперных певцов. В 10 часов вечера, когда служба закончилась, пришли красноармейцы и, громко ругаясь, начали стучать в окна и двери. Одна из монахинь, мать Евфалия поднялась наверх и сказала: «Без старосты мы двери не откроем». Военные привели старосту Г.В. Шахворостова. Тогда им открыли двери, и они вошли в комнату владыки Германа и отца Феогена, которые были уже готовы к аресту. С ними вместе арестовали инокиню Параскеву (Буханцову). Другие сестры сидели в подвале и через полуоткрытую ставню видели, как привели во двор отца Александра, отца Стефана и матушку Евфросинию (Даурцеву), в доме которой они проживали. Других сестер не тронули, так как Иванов не дал ордера на их арест, взяли только мать Евфалию, чтобы она донесла до ГПУ ящик с изъятыми деньгами. Когда пришли в ГПУ, там был уже отец Филипп. Утром прихожане увидели, что церковь опечатана, хотели сорвать замок, но побоялись.

Протоиереев Александра, Стефана и Филиппа допрашивали в ГПУ в течение месяца, затем перевели в городскую тюрьму. Но сначала священников направили в санпропускник, то есть в баню, а затем посадили в кузов открытого грузовика и по морозу повезли в тюрьму, где поместили в тифозную камеру. Ослабленные сильной простудой, они заразились сыпным тифом. Первым умер отец Филипп — 17 января, вторым — отец Стефан — 18 января. Отец Александр Скальский умер 20 января 1933 года.

Все протоиереи были похоронены верненскими монахинями, бывшими насельницами Иверско-Серафимовского монастыря на упраздненном ныне кладбище, находящемся в районе современной Кирпично-Заводской улицы города Алм-Аты. Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 2000 года протоиереи Александр Скальский, Стефан Пономарев и Филипп Григорьев причислены к лику святых новомучеников и исповедников Русской Церкви.

В феврале 1936 года Никольский храм был закрыт. В нем разместили музей атеизма. С начала Великой Отечественной войны в церкви была устроена конюшня, а в подвале храма расположилась военная штрафная рота. Бывшие прихожане нередко наблюдали, как по настланным на высокое крыльцо церкви деревянным трапам в 6 часов утра военные выгоняли из церкви табун лошадей, в 8 часов вечера табун загоняли обратно. В алтаре и по всему храму стояли деревянные нары, на которых лежало сено, пол был завален навозом.

В это время в Алма-Ате не осталось ни одной действующей православной церкви. Верующие тайно собирались на квартирах для общей молитвы.

Начавшаяся Великая Отечественная Война положила конец кровавому разгулу безбожия. После Великой Победы, 5 июля 1945 года постановлением Священного Синода была образована Алма-Атинская и Казахстанская епархия, управлять которой был назначен освободившийся из ссылки архиепископ Николай (Могилевский). Владыка прибыл в Алма-Ату в день празднования Иверской иконы Божией Матери — 26 октября 1945 года и начал свое служение в маленькой и отдаленной от центра города Казанской церкви. Владыка стал ходатайствовать об открытии расположенной в центре города Никольской церкви. И в 1946 году Никольский храм был передан общине верующих.

В то время некогда величественное здание собора представляло неприглядное зрелище - храм стоял без крестов, с сорванными куполами и снесенной колокольней. Внутри не сохранилось ни иконостаса, ни икон, а лишь ободранные до древесины стены, кирпичная кладка подвала рассыпалась.

Архиепископ Николай вместе с верующими сразу приступил к ремонту храма. Весной 1946 года, когда еще внутри и снаружи Никольской церкви стояли леса, владыка освятил первый отремонтированный алтарь в честь святителя и чудотворца Николая, и на Благовещение в нем было совершено первое богослужение.

С этого времени Никольский храм стал кафедральным собором Алма-Атинской и Казахстанской епархии.

Почти ежедневно в кафедральном соборе и других храмах города и области владыка Николай совершал богослужения, предпринимал довольно частые и длительные поездки по епархии порой при весьма сложных дорожных и транспортных условиях, всюду горением своего духа подвигая народ к молитве, раскрывая сердца людей для любви к Богу. На богослужениях в Никольском кафедральном соборе Алма-Аты архипастырь ввел народное пение и чтение акафистов.

Своей молитвой, апостольской ревностью, отеческой заботой и жизненным примером владыка Николай вновь возродил духовную жизнь на земле Казахстана.

25 октября 1955 года, накануне празднования Иверской иконы Божией Матери, митрополит Николай мирно отошел ко Господу, отслужив ровно 10 лет на Алма-Атинской кафедре.

Владыка желал быть погребенным под алтарем Никольского собора в созданном им нижнем храме Успения Пресвятой Богородицы. Об этом просил он настоятеля храма архимандрита Исаакия (Виноградова) и духовных чад, и даже указывал место для своего погребения. Но предсмертному желанию святителя не суждено было исполниться. Светские власти не дали на то разрешения. Поэтому митрополит Николай был погребен на Центральном кладбище города Алма-Аты.

В 2000 году, когда на Юбилейном Архиерейском соборе митрополит Николай был прославлен в лике святых. В этом же году, 8 сентября, по благословению архиепископа Астанайского и Алма-Атинского Алексия (ныне - митрополит Тульский и Ефремовский) честные мощи святителя-исповедника Николая были обретены на городском кладбище и перенесены в Никольский собор. Тогда осуществилось желание Алма-Атинского священноисповедника – находится телом и духом своим вместе с возлюбленной им паствой в Никольском соборе.

Мощи митрополита Николая ныне почивают в Варваринском приделе храма, источая благодатную помощь всем, с верою к нему притекающим.

В Никольском кафедральном соборе в послевоенное время служили и молились выдающиеся архиереи и священники, из числа которых можно выделить сподвижника митрополита Николая (Могилевского) - архимандрита Исаакия (Виноградова).

С 1948 по 1956 годы архимандрит Исаакий был настоятелем Никольского кафедрального собора, являясь сподвижником и надежным помощником митрополита Николая в деле духовного возрождения Казахстанской епархии в период «сталинского перемирия» и послевоенной разрухи. В Алма-Ате, желая укрепить монашеские традиции и молитвенное горение духа своей паствы, отец Исаакий совершал тайные монашеские постриги.

Судьба еще одного подвижника благочестия ХХ столетия на протяжении пятнадцати лет была связана с Никольским собором. Это – митрополит Алма-Атинский и Казахстанский Иосиф (Чернов) – выдающийся иерарх Русской Православной Церкви, человек уникальных дарований и душевных качеств, блаженный старец и исповедник веры, проведший в общей сложности 20 лет в лагерях и ссылках. Владыка Иосиф 15 сентября 1960 года, уже в сане архиепископа, был назначен на Алма-Атинскую кафедру. Это назначение совпало со временами «хрущевской оттепели», обернувшейся для Русской Православной Церкви лютым морозом. В стране вновь возобновилось закрытие храмов и началось административное преследование духовенства. Алма-Ату в это время сотрясал внутрицерковный раскол, и к моменту назначения владыки Иосифа в городе сложилась очень сложная обстановка.

В Никольском соборе служили два молодых архимандрита, между которыми вспыхнула вражда. Каждый из них имел своих почитателей, и в соборе образовались две очень сильные враждующие между собой группы прихожан. Уполномоченный по делам религии решил эту ситуацию просто – он снял обоих архимандритов с регистрации, что послужило новым толчком для еще большего обострения обстановки в соборе. Бунтующие прихожане, подстрекаемые провокаторами, не допускали в собор ни служившего тогда на Алма-Атинской кафедре архиепископа Иннокентия (Алферова), ни других священников. Они самочинно решили закрыть кафедральный собор, и на двери его повесить замок. Если бы это произошло, безбожные власти сославшись на то, что кафедральный собор не нужен верующим, официально закрыли бы собор.

Ситуацию спас священник Павел Милованов. Он незаметно через окно проник в храм и начал один совершать в нем богослужение. Когда с замком в руках мятежники подошли к дверям Никольского храма, они услышали возглас отца Павла: «Благословен Бог наш, всегда, ныне и присно…». Бунтари устрашились, у некоторых проснулась христианская совесть, и лукавый замысел не был исполнен.

Святейший Патриарх, посылая владыку Иосифа в Алма-Ату, в личной беседе с ним сказал, что «…если Вы, владыка, по каким-то причинам там не сможете удержаться, то, наверное, Алма-Атинскую кафедру придется присоединить к Ташкенту». И, благословляя его на новое место служения, передал Иверскую икону Божией Матери в дар Никольскому кафедральному собору, тем самым, призывая Матерь Божию быть помощницей владыки в умиротворении бунтующей епархии.

26 сентября 1960 года архиепископ Алма-Атинский и Казахстанский Иосиф прибыл в Алма-Ату. Самым действенным средством умиротворения владыка считал молитву. Для того, чтобы сохранить епархию, архиепископ Иосиф стал ежедневно совершать Божественную Литургию. Вскоре под его мудрым руководством церковная жизнь потекла благополучно, враждующие примирились. Некоторое время спустя вся паства искренне полюбила владыку. 4 сентября 1975 года старец-святитель скончался в городской больнице после перенесенной операции и был похоронен в Алма-Ате на Центральном кладбище рядом с митрополитом Николаем (Могилевским).


Современное положение

 

Собор во имя святителя Николая, Алматы10 июня 1991 года по благословению архиепископа Алексия (Кутепова) (ныне митрополит Тульский и Ефремовский) была открыта церковно-приходская школа – одна из первых в Казахстане. Первые годы в ней обучалось около 300 детей и 100 взрослых. Школа работала всю неделю в две смены. С 2001 года дважды в неделю действуют вечерние богословские курсы для всех желающих.

С 1995 года кафедра правящего архиерея Казахстанской епархии из Свято-Никольского собора перенесена в возвращенный Свято-Вознесенский собор.

Весной 1995 года при активном содействии группы «Милосердие» на территории храма завершено сооружение Поклонного Креста – постамента в память о жертвах послереволюционных репрессий духовенства и мирян. Здесь в памятные родительские дни совершаются заупокойные богослужения.

В июле 1995 года Казахстан с визитом впервые посетил Первосвятитель Русской Православной Церкви, Патриарх Московский и вся Руси Алексий II.

Первым служением Святейшего на Казахстанской земле был молебен в Никольском соборе города Алма-Аты, вслед за которым Патриарх совершил заупокойную панихиду у поклонного креста, воздвигнутого во дворе собора в память всех православных христиан, безвинно пострадавших здесь в годы гонений.

В 2004 году по благословению митрополита Астанайского и Алма-Атинского Мефодия (ныне - митрополит Пермский и Кунгурский) произведена реставрация собора, а в 2007 году протоиереем Андреем Бурдиным закончена настенная роспись храма.

17 января 2010 года Никольский собор посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Во время посещения он сказал: «С особым душевным трепетом я вошел под своды этого храма. В то весьма непростое время, когда Церковь наша жила в условиях государственного атеизма, храм был центром епархиальной жизни на территории огромного Казахстана. Здесь служили замечательные иерархи — владыка Николай (Могилевский), причисленный к лику святых; владыка Иосиф (Чернов), которого я лично хорошо знал и очень почитал и любил. Именно этот храм был местом общей молитвы тех, кто собирался вокруг своего архипастыря, чтобы прославить Господа. Именно под сводами этого храма я хотел бы возблагодарить Бога за подвиги тех, кто хранил веру православную на казахстанской земле: тех, кто положил свою жизнь за веру Христову, тех, кто нес на своих плечах тяжелейшие бремена гонений, тех матерей и бабушек, которые крестили детей, часто скрывая это от отцов и дедов. Вечная память всем труженикам Православия на Казахстанской земле и слава тем, кто причислен к лику святых. Верим, что они предстоят сегодня Господу и молятся о Церкви нашей, о Казахстанской земле, о народе православном, который пребывает в этой стране».

20 сентября 2010 года митрополит Астанайский и Казахстанский Александр совершил чин освящения новопостроенного здания центральной воскресной школы при Никольском соборе города Алма-Аты. Православный духовно-культурный центр для детей и молодежи создан благодаря поддержке Президента Казахстана Н.А. Назарбаева. Ко дню освящения школы Президент передал митрополиту Александру приветственный адрес Православной Церкви в Казахстане.

23 мая 2012 года, в день отдания праздника Пасхи, Глава Митрополичьего округа Русской Православной Церкви в Республике Казахстан совершил освящение памятника святителю и чудотворцу Николаю, архиепископу Мир Ликийских, установленного рядом с Никольским собором. Памятник Николаю Чудотворцу – дар Православной Церкви Казахстана к 140-летию учреждения Туркестанской епархии от Благотворительного Фонда святителя Николая Чудотворца. В основу скульптурного изображения положен иконографический образ Николы Можайского. В правой руке святитель держит символический меч - по слову апостола Павла «меч духовный, который есть Слово Божие» (Еф. 6:17), а в левой - изображение храма.

В 2016 году Православная Церковь Казахстана отмечала 70-летие со дня возвращения Никольского собора православным верующим.

 

Особенности архитектуры

 

Храм построен из Тянь-Шаньской ели, с учетом сейсмической опасности зоны. Выдержал разрушительное 10-бальное землетрясение 1911 года.

 


Сведения о церковных постройках небогослужебного назначения

 

На территории прихода расположены иконная лавка и киоск, здание воскресной школы, епархиальные гаражи, подсобное здание (трапезная, прачечная, общество «Милосердие»).

 


Святыни храма:

 

  • частица мощей святителя Николая, митрополита Алма-Атинского и Казахстанского,
  • частицы мощей святого великомученика Пантелеимона (из Афонского Свято-Пантелеимонова монастыря),
  • частица мощей и святой великомученицы Варвары (из Киева),
  • икона святителя Иоанна Тобольского с частицей его мощей, подаренная жителями Тобольска в марте 1954 года в знак благодарности за материальную помощь, оказанную прихожанами Никольского собора на восстановление Тобольского храма,
  • икона святителя Николая Чудотворца с частицей его мощей, подаренная в 1993 году архиепископом Алма-Атинским и Семипалатинским Алексием.,
  • икона святителя Николая (1911 год), в которой находится специально сооруженный крест с частицей Камня Пещеры Рождества Христова в Вифлееме,
  • ковчежец с частицами мощей более чем 20 святых: святителя Григория, великомученицы Марины, великомученицы Параскевы, преподобномученика Анастасия, преподобного Онуфрия Великого, преподобного Нила Столобенского, преподобного Силуана, преподобных отцов Киево-Печерской Лавры, благоверной княгини Анны и др.,
  • частица мощей святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, подаренная в 2010 году к престольному празднику архиепископом Александром (ныне митрополит) Астанайским и Алма-Атинским.

 

Настоятель: протоиерей Валерий Захаров

 

Престольный праздник: 22 мая, 19 декабря.